«

»

Июн 16

Исламское движение Восточного Туркестана Часть II

Возрождение движения в 1980-е гг. было связано с еще одним человеком − Уддином бин Юсефом, которому удалось завербовать в организацию новых членов и их обучить. Уже в апреле 1990 г. отряд Исламского движения Восточного Туркестана принял участие в восстании в городе Барен.  Волнения в апреле 1990 г. в Барене стали первым наиболее значительным конфликтом с участием уйгурских сепаратистов за все время после освобождения Синьцзяна в 1949 г.
Повстанцы тогда в течение трех недель удерживали город под своим контролем, и для подавления восстания официальному Пекину впервые после событий на площади Тяньаньмэнь для наведения порядка пришлось самолетами перебрасывать туда войска. После подавления восстания последовала волна жестких мер со стороны китайских властей: расследования, аресты и тюремные сроки для организаторов и участников событий. Однако, направленные на стабилизацию внутри региональной ситуации меры привели к противоположным результатам − тюрьмы, в которых вместе оказались члены Исламского движения Восточного Туркестана и случайные участники событий в Барене, превратились в своего рода вербовочные лагеря, где радикальная идеология движения получила самое широкое распространение. После смерти Абдула Хакима в 1993 г. руководство Исламского движения Восточного Туркестана на непродолжительный период перешло к Абдулу Рехмену и Мухаммеду Тухиту, но им не удалось сохранить единство организации, и вскоре она распалась.
Возрождение группы в том ее виде, в котором она известна и сегодня, относится к концу 1990-х гг. и связано с человеком по имени Хасан Махсум.  О Махсуме из открытых источников известно немногое. После обучения в одной из основанных Абдулом Хакимом школ, он принимал участие в восстании в Барене, после которого несколько раз приговаривался к тюремному заключению. Тюремное заключение повлияло на мировоззрение Махсума, усилив радикализм его взглядов. После освобождения Махсум принял решение сформировать боевую группу, с целью чего он предпринял ряд поездок за рубеж, где рассчитывал в среде уйгурской диаспоры найти поддержку и получить финансирование. Так, с января по март 1997 г. Махсум побывал в Пакистане, Турции и Саудовской Аравии, где встречался с ключевыми лидерами уйгурской эмиграции, эмирами и лидерами различных групп, обсуждал вопросы методологии достижения перемен, однако, заинтересовать их не смог.
Очевидно, серьезные вопросы вызвали фундаменталистские взгляды Махсума. Кроме того, Махсум, в понимании лидеров эмиграции был человеком новым для «мировой сцены», а потому с «наивным политическим восприятием и извращенным пониманием реальности». Призыв Махсума не был воспринят всерьез, а его исламистский уклон рассматривали как отсталость. После ряда неудачных попыток найти помощь за рубежом, а также в связи с обострением ситуации в Синьцзяне после волнений в Инине в феврале 1997 г. Махсум и его ближайшее окружение переправились через границу, и уже в сентябре 1997 г. группа находилась на территории подконтрольного талибам Кабула.
Решение о создании боевой организации на базе успевшего к тому моменту распасться Исламского движения Восточного Туркестана было принято Махсумом совместно с Абудукадиром Япучаном тогда же, в сентябре 1997 г., когда оба находились уже на территории Пакистана. В марте 1998 г., когда в группе уже состояло около 12 членов, у Исламского движения Восточного Туркестана появилась оформленная идеология.
В период, когда у власти в Афганистане находились талибы, страна представляла собой безопасное убежище для целого ряда радикальных организаций, а потому вплоть до 2001 г. Исламское движение Восточного Туркестана было расквартировано в укрепленном районе в горах Тора-Бора.
Известно, что на территории Афганистана боевики Исламского движения Восточного Туркестана проходили подготовку в тренировочных лагерях в Кабуле, Мазари-Шарифе, Кундузе, Херате, Кандагаре, Шибаргане и Вардаке. Кроме того, в составе сил «Талибана» был создан так называемый «Китайский батальон Туркестанской армии» (до 320 человек).
После начала военной операции сил США и их союзников в Афганистане и падения режима талибов центром базирования Исламского движения Восточного Туркестана стал пакистанский Вазиристан. Сам факт пребывания Исламского движения Восточного Туркестана в Афганистане вплоть до 2001 г. свидетельствует об установившихся уже тогда тесных связях между «Талибаном», «Аль-Каидой» и Исламским движением Восточного Туркестана. Тем не менее, история этих отношений оставляет ряд вопросов. Х.Махсум, например, в ряде своих заявлений отрицал связи движения с «Аль-Каидой». В телефонном интервью радиостанции «Свободная Азия» в 2002 г. он заявил, что организационных связей с «АльКаидой» или движением Талибан Исламское движение Восточного Туркестана не имеет, а «членство нескольких уйгур в Талибане ничего не означает».
Однако в 2004 г., спустя два года после заявления Махсума, в интервью “The Wall Street Journal” представившийся вице-эмиром Исламского движения Восточного Туркестана Абдулла Кариаджи подтвердил факт существования связей Исламского движения Восточного Туркестана со структурами «Аль-Каиды» в период, предшествовавший терактам 11 сентября. Кариаджи тогда заявил, что он лично принимал участие в состоявшейся в 1999 г. встрече с бен Ладеном в Кандагаре, а также подтвердил факт участия бойцов Исламского движения Восточного Туркестана в составе отрядов «Аль-Каиды» в борьбе против сил контингента НАТО (ISAF) в Афганистане.
 Продолжение в следующим выпуске.
Ксения Шереметева

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=paHoJHO6yac

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>