«

»

Май 21

Наш язык — сертификат на собственность нашей земли

Дорогие мои братья и сестры!
Однажды в школе наш учитель азербайджанского языка,- кстати, талыш из соседнего села, в очередной раз рассуждая о том, что язык азеров-турок не очень богат нужной терминологией, сказал: учтите, дети, язык—зеркало истории народа, в котором отражено все, что народ пережил в своей жизни со времен становления и до исчезновения. Вот, турки, никогда не занимались сельским хозяйством, никогда не возделывали землю. Поэтому, у них и мало слов, обозначающих этот вид хозяйственной деятельности. Но зато,- продолжил он,- в их языке много слов, отражающих кочевой быт: обозначения молочных продуктов, домашних животных, прежде всего овец и коз, лошадей разных мастей, вьючных животных и т.д…».
Эти слова запали мне в душу, и когда годы спустя в институте я изучала другие языки, то убедилась, что наш деревенский учител был прав. Вот поэтому самым любимым моим занятием стало определение характерных черт того или иного народа по лексике его языка.
Но больше всего меня всегда интересовало выяснение тонкостей истории нашего народа и его бытия через наш язык, через изучение словаря талышского языка.
Помню, в Питере я как-то присутствовала на семинаре известного тюрколога профессора Кляшторного. Он говорил о жизни древних тюрков, об их идеологии —разумеется, через анализ исконного тюркского словаря.
Для тюрков, родина,—говорил он,—понятие весьма относительное: это—прежде всего временное пристанище для кочевых племен, но наиболее близкое психологии тюрка—это его шатер, юрта, где он чувствует себя комфортно. В современных тюркских языках, в том числе, в азербайджанском, родина- это «ана юрду», то есть «материнский шатер, материнская юрта». Хотя по аналогии с другими языками в некоторых тюркских сообществах для родины употребляется слово «ватан», что взято из арабского и имеет искусственный характер. Порой, даже говорят «ана ватан»…».
Тут я вспомнила известную песню на турки нашего великого поэта Али Насера—«Ана ватан».
В общем, профессор долго говорил не только о тюрках, но и о других народах, основываясь на данных их языков. Например, он сказал, что у эскимосов около сотни обозначений разных видов снега, но нет ни одного слова, обозначаюшего гору, поле и т.д. А у арабов, живуших в африканской пустыне, вообще нет слов для обозначения снега.
Есть одно слово и то—не исконное. Но зато у арабов есть сотни обозначений верблюда и т.д.
Одним словом, если хочешь узнать – является ли тот или иной народ хозяином земли, на которой живет, или же он – пришлый элемент, то достаточно посмотреть на его язык.
О том, сколько слов в нашем талышском языке, обозначающих родину, страну и просторы я уже говорила в прошлом выпуске и не буду на них остановиться. Скажу лишь, что даже беглый взгляд на лексический состав языка турок-азеров, оккупировавших нашу страну —Талышистан, показывает, что они не имеют никакого права на эту землю, которую сейчас считают своей. Это—не их земля. Говоря юридическим языком, у турок-азеров просто нет документа о собственности на землю, на которой они живут и которую считают своей.
Реки они называют по каким-то цветам: Ак-су, Кара-су, Гызыл-су или (Акчай, Карачай, Гок-чай). Поле и пространство у турок обозначается исконным словом ЧОЛ, которое первоначально означало «пустырь». Правда, есть словa для понятий «гора» и «море», это—ДАГ и ДЕНИЗ, но они слишком общие, чтобы выступать в качестве докумнетов на собственность. А остальные ландшафтные термины в языке турок-азеров взяты либо у нас, либо у персов. Иных параметров для называния местностей у тюрков, собственно, и нет… Разве что по сходству – например, торчащий где-нибудь выступ горы называют «Дашбурун»… Или деревню могут назвать «Бир агадж» или «Ики агадж».
Вот так, дорогие мои братья и сестры, турки не имеют не только морального, но и культурно-исторического права на нашу землю. Это—не их земля, они не знают как ее зовут, не знают из чего она состоит…
Язык—такой документ, что не возможно его переписовать, переделывать или искажать, это документ, написанный историей народа и утвержденный Божьей печатью.
А теперь, чтобы не быть голословным, сладкие мои, я приведу всего лишь часть из богатейшого и разветвленного фонда талышской географической терминологии. Имейте в виду, то, что я сейчас перечислю, — исконные талышские слова, а не заимствования из других языков. Происхождение части из них нам не известно, но это, без сомнения, чисто талышские формы, уж во всяком случае, не тюркские.
Помните, эти, казалось бы, незначительные на первый взгляд слова—живые и неизгладимые документы на собственность нашей земли. Никогда не забывайте их! Держите их в своем сердце, употребляйте их в своей речи—в конце-то концов, как они красиво звучат! Как они красивы! Это же чистая красота!
Так вот, начнем!
Прежде всего – гора. Лесистую гору в нашем взыке называют БĀНД, гору без растительности — КУ, отдельно стоящую гору — hĀЛ; пик горы— БАШ (БĀНДИ БАШ), или ЧИНГИЛ; склон горы—ЕТĀТ; ущелье— ТАНГӘ или ДУЛ; холм—БĀРЗИШ (или JĀМ, или KUJI), маленький холм—КУШК, холмик—КУТ; возвышенность — ПЕШТА, маленькую возвышенность—БЫТА; камень—СЫҒ, монолитный камень—СĀНГ; пещеру—КОЧ или ЛАССА; перевал в горах — ГАРДЫШ или ДИЗ; дорогу—РО; подъем—ПЕТĀТ; спуск—ЕТĀТ (ЕТĀТЕ в нашем языке означает «спуксться», а подниматься—ПЕТĀТЕ; кстати, в Лерике для тех же понятиий говорят ЕШЕ и ПЕШЕ); песок—hУШ, гравий—ХЫРЫШ; ракушка—ЗАНГАЛУШ и т.д.. А лес мы называем ВИША, но я не хочу сейчас упоминать огромное количество слов касающих леса, лесных деревьев и растений: это—предмет особого разговора; скажу лишь, что у турок слово МЕША заимствовано у нас, а, скорее, из классического персидского БЕША, которое восходит к среднеперсидкому ВЕШАК, а в Авесте имеется ВАРЫША, что значит «дерево».
Не хочу долго отнять у вас времени, скажу об одном: Если каждый талыш будет знать названия местностей на талышском языке, тогда ему будет легко победить своего оппонента в полемике. Например, в Лике имеются две деревни: Калваз и Калахан, население которых ныне говорят на тырки. Некоторые из них утверждают, что якобы испокон веков эта земля принадлежит им. Но если мы обратим внимание на названия местностей вокруг этих деревень, то мы увидем, что практически все они – на талышском языке! Разве это – не самый лучший сертификат?! Зная эти названия, талышу нет необходимость долго спорить со своим оппонентом.
Итак, вы, дорогие мои, увидели лишь маленький кусочек того огромного божественного документа, который Бог нам дал как свидетельство на собственность нашей земли. Никто не сможет отнять у нас этот документ, если мы его сами не потеряем. Берегите его как зеницу ока! Дорожите им! При этом имейте в виду: если кто-нибудь претендует на ваш дом, на который вы имеете документ, то этот человек отвечает перед судом. А тот народ, кто претендует на вашу землю, ему придется рано или поздно отвечать перед судом истории! Этот суд организует наш народ в день своей свободы! Тырки должны будут отвечать нашему народу!
Һәмән гирәм одәми дастәдә чәј сәнәд, сертификат һестебу, бәчәј кәј сојбәти иддоәдә быәкәс мәһкәмә вәдә ҹәвоб дојдә! Бә ҹо хәлғи зәмини сојбәти иддоәдә быә хәлғән тарыхи мәһкәмә навәдә жәго ҹәвоб доәнине! Иншаллаһ, һәмон ә мәһкәмә толышә хәлғ ыштә озоди ружи тәшкил бәка! Бы мәһкәмәдә тыркон бәчәмә хәлғи ҹәвоб доәнинин!
Да здравствует наш язык—главное орудие нашей борьбы!
Да здравствует свободный и независимый Талышистан!

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=Ce9NnbXvFAg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>