«

»

Мар 13

Азерский мультикультурализм или секс по телефону?

Дорогие мои братья и сестры!
Вы, наверное, подумали, что у нашей Лейлы Додо с головой не все в порядке:  причем тут азерский мультикультурализм и секс по телефону – это же совершенно разные вещи?!
Я постараюсь вам объяснить. Я не сошла с ума:   эта параллель пришла мне в голову после недавнего просмотра азерских СМИ и  роликов в Ютюбе, восхваляющих вот этот самый мультикультурализм. Уверена, вы все знаете, что такое секс по телефону: это одно из извращений современного глобализма, когда нормальные отношения между мужчиной и женщиной заменяются словесными построениями. Как и за любое извращение, ратуют за него люди с психическими отклонениями, духовно нездоровые. Нормальная связь между людьми подменяется словесным фейком.
Но для начала — давайте о мультикультурализме. Так вот, что такое мультикультурализм? Это сосуществование в каком-либо обществе несколько культур, живущих  рядом в мире и согласии.  Говоря о культурах, мы, разумеется, имеем в ввиду этнические группы,  народы, нации.
В Азербайджане сейчас идет довольно активное раскручивание этого псевдоконцепта. Почему «псевдо»? Да потому что, на самом деле, вся хваленная азерским агитпропом толерантность и показушное промотирование культуры и языков меньшинств – не более чем пустой звук. Они и  конференции по мультикультурализму организовывают, тратя огромные деньги на приглашение гостей из разных стран, центров по правам человека и т.д. В общем, то и дело устраивают чистейшие, так сказать, «мультикультуральные» шоу, призванные показать царящую в псевдогосударстве атмосферу толерантности, ксенофилии и гуманизма. Выпускаются разные издания по этой теме, огромная армия платных апологетов денно и нощно трудятся на благо этой фейковой конструкции, будто бы лежащей  в основе современного азербайджанского общества.  Разглагольствуют о наличии аж 30000 армян в Баку, в то время как там и трех армян не найти — да и то под псевдонимами Вагиф, Фатмя и т.д.
Между тем, любой мало-мальски знающий Азербайджан человек — даже не из числа представителей коренных народов, а просто из наблюдателей извне — легко может увидеть и почувствовать удушающую атмосферу ненависти, ксенофобии и вражды по отношению ко всему чужеродному  — начиная от самого большого, талышского, этноса в республике (не менее 2-х миллионов человек) до самой маленькой группы.
Фактически, все делается для того, чтобы отвести внимание мировой общественности от набирающей изо дня в день обороты волны недовольства коренных народов, грозящей скоро стать решающим фактором в переформатировании псевдогосударства Азербайджан.
Насколько успешны все эти потуги создания иллюзии вполне благополучной в смысле прав человека и меньшинств страны – это другой вопрос. Разумеется, никто не верит Алиеву, все знают об истинном положении вещей в Азербайджане.
Смешно, ведь, азерские чиновники всех принимают за дураков. Вот посмотрите, 2-х миллионный народ, талыши, компактно занимающий всю южную часть Азербайджана, то есть, собственно Талышистан, полностью лишен элементарных прав! Даже употребление этнонима «талыш»  под запретом, я уж не говорю об учебе на талышском языке или о телерадиовещании на нем.
Ни слова о талышах; а тот, кто осмеливается хоть пикнуть, сразу оказывается в застенках и вскоре таинственным образом умирает. Или вот таты, дисперсно проживающие почти по всей территории республики, — народ, насчитывающий не менее полутора миллиона человек. Даже  исключительно религиозные собрания татов во время, скажем, пятничной молитвы, разгоняются властями, а порой – даже с применением оружия. Яркий пример тому – то, что случилось в Нардаране два года назад.
Или, скажем, лезгины, аварцы, составляющие вместе не менее полумиллиона человек и занимающие северную часть страны: есть о них хоть одно слово во внутриазербайджанском дискурсе? Имеют ли лезгины право учиться на своем языке, иметь свои организации, выдвигать своих кандидатов, иметь свое телерадиовещание? Ну, конечно же, нет! Ничего подобного!
Такое впечатление, что в этом Богом забытом деспотичном государстве живут только тырки-азеры —  ни талышей, ни татов, ни лезгинов, ни аварцев, ни хиналугов!  Никого нет, только азеры! А где же, спрашивается, этот «мультикультурализм», в чем же манифестирован этот «мультикультурализм», о котором так много говорится и на выделяются тратятся миллионые средства?
Оказывается, кроме тырков-азеров, есть еще один народ, на котором, собственно, и зиждется вся эта фейковая болтовня о толерантности и человеколюбии в азерском обществе. Это – удины! То есть, кроме тырков-азеров, второй народ в республики – удины!
Кто же эти удины,  вдруг ставшие объектом горячей любви алиевского агитпропа? Давайте проанализируем.
Удины – лезгиноязычный народ, насчитывавший в Азербайджане до распада Союза примерно 10 000 человек, а ныне — не более 2000, живущих в 2-3 селениях на севере Азербайджана. Вы вправе спросить, как же так получается, что лезгины полностью игнорируются властями, а лезгиноязычный народ удины так лелеются ими?
Дело в том,  мои дорогие, что удины – христиане, принадлежащие к Армянской Апостольской Церкви. Весь их ономастикон до распада Союза был армянским, то есть все они носили армянские фамилии и имена. Дома они говорили на удинском, а их основной язык, язык религии и культуры был армянским.
Часть удинов  как раз переселилась, наряду с армянами, в Россию и  Армению. После того, как  Азербайджан стал независимым, большинство удин, вместе с армянами, покинуло насиженные родные места, а остальная их часть  подверглась тюркизации. Например, был такой человек  — Ворошил Гукасян, который вдруг преобразилася в Гукаса Ворошилова и стал при этом  настоящим пантюркситом.

После прихода к власти Ильхама Алиева азерские «мудрецы» решили использовать удинов в качестве «образцового  меньшинства» — по типу образцового Колхоза имени Ленина в советское время, который показывали всем гостям.

Стали культивировать христианство удинов, которые являются  одним из племен, некогда составлявших костяк народа Кавказской Албании, наряду с другими лезгинскими группами.

Вы вправе спросить, мои дорогие, а почему самих-то лезгинов игнорируют, ведь они тоже — часть народа Кавказской Албании?

Отвечаю: именно потому, что удины – христиане, а лезгинские народы – мусульмане.

Вы можете опять прервать меня, спросив: «Так ведь получается абсурд! Общеизвестно, каково отношение к христианам в этой республике! Как же так вышло, что христианство удин вдруг стало культивируемой ценностью?».

Да потому, мои дорогие, что, согласно генеральной линии азерского агитпропа,   все армянские христианские храмы на территории Республики Азербайджан – это албанские храмы, а следовательно и удинские, а коль сколько  удины – христиане, значит  все это всегда принадлежало и принадлежит именно им, а не армянам. К тому же, подчеркнутая терпимость именно к христианам – фактор куда более «показательный», особенно для государства, уничтожившего и изгнавшего со своей территории самое крупное христианское меньшинство  — армян, да еще и находящегося в состоянии войны с христианским соседом – Арменией!

При этом, конечно, игнорируется тот факт, что сами удины принадлежат к Армянской Апостольской Церкви и всегда были неотъемлемой частью армянской христианской паствы.

Удины, фактически, стали неким флагом, которым азеры размахивают, демонстрируя  свою ксенофилию и терпимость по отношению к меньшинствам, а с другой стороны предъявляя свои права на все христианское армянское наследие на всей территории Большого Арцаха.

Например, Гандзасарский монастырь — центр Восточного Армянского Католикосата до 19-го века,  сворой азерских писак подается  чуть ли не как Первопрестольный храм якобы «Албанской Автокефальной Церкви»!

Любому мало мальски образованному человеку хорошо известно, что понятие Албанская Церковь уже в Раннем Средневековье имело исключительно армянскую коннотацию, ибо албанцев как таковых уже не было. Большинство из них  арменизировалось, а часть —  приняла ислам.

Кажется, любому очевидна политическая подоплека  столь рьяного культивирования народа, численность которого не превышает 2000 человек при полном   игнорировании и даже жестком ущемлении прав автохтонных народов, насчитывающих миллионы человек, с их древними культурой и историей.

Обо всем этом я думала в последнее время и вспомнила высказывание одного талышского  старца, недавно посетившего нашего аксакала, который не очень лестно отзывался об азерских службистах: «Все они – дураки!», — то и дело повторял он.

Так вот, я и вправду подумала, неужели они не понимают, что глупость всех их ухищрений очевидна и для ребенка,  а польза от всего этого — нулевая. Неужели они всерьез думают, что подобной витринной толерантностью можно убедить людей поверить в благополучную ситуацию с коренными народами в стране? Или что им удастся присвоить чужое культурное наследие путем абсолютно глупого трюка с «Албанской Церковью», история которой практически по годам запротоколирована учеными?

Признаюсь вам честно, я была в смятении: я была всегда убеждена, что в спецслужбы —  даже в самой коррумпированной и порочной стране, такой как Азербайджан —  все же набирают людей более или менее мыслящих, знающих. Выходит, в Азербайджане ныне так туго с кадрами в этой сфере?!

Этими мыслями я поделилась с нашим аксакалом. Он засмеялся по своему обыкновению и сказал: «Да нет, Лейла Додо, там дураков нет, и все отлично понимают, что делают. Их то, собственно, и не интересует результативность своей работы; они создают схемы, по которым можно стричь купоны и набивать свои карманы. Схемы, имеющие вполне, так сказать, «патриотические», в понимание властей, очертания, но позволяющие списывать  большие суммы денег.

Доводы аксакала меня частично убедили: зная азербайджанскую действительность,  всепроникающую коррупцию, я сочла мысли Устада вполне логичными. Но, копаясь позже в азерских пропагандистских выпусках на некоем канале СиБиЭс в Ютубе, я наткнулась на целый ряд роликов, повествующих о так называемой  «Платформе Мира» в Баку, о поездках армян и их активном участии в составлении этой платформы, о посещении бывших бакинских армян Баку и т.д.

Кстати, об этой злополучной платформе я уже говорила с вами и не буду распространяться: это часть той же схемы, о которой говорил наш аксакал – еще один прилавок для зарабатывания денег. Позже об этом подробно рассказывал один из участников этой Платформы Мира Ваан Мартиросян. Он поведал о том, как распределял деньги куратор этого проекта от МНБ Азербайджана Эйнула Фатуллаев и т.д.

В общем, я пришла к заключению, что действительно нормальный человек с нормальной психологией, если  у него нет материальных интересов, вряд ли создаст ролик, в котором некая армянская тетка-домохозяйка сидит и под наводящие вопросы ведущей говорит исключительно то, что от нее хотят  услышать.

Обладающий элементарной логикой человек, посмотрев на тетку, кроме брезгливости, чувствовать ничего не может. К тому же, когда видишь число просмотров этого ролика, от силы несколько сот (600-700), приходишь к заключению, что основной мотив деятельности азерских спецслужб и агитпропа – именно списывание в свой карман шальных денег, а не результативность работы.

Находят людей, армян, выходцев из Баку, с лабильной психикой покупают им билеты, дают по 1000 долларов каждому, несколько дней держат в хорошей бакинской гостинице, отводят к памятнику так называемого «Ходжалинского геноцида», заставляют возлагать цветы к нему, снимают все и отправляют восвояси. И при этом предъявляют счет в десятки, если не в сотни тысяч долларов своим ведомствам: хороший и легкий способ заработать деньги!

Все это верно, но все же я усомнилась:  деньги, да, понятно – это в духе нынешних реалий Азербайджана, но ведь не все же в деньгах, должно же быть что-то другое, какой-то другой мотив.

Стала копаться дальше и вдруг меня осенило. Смотрю очередной ролик упомянутого канала СиБиЭс: передачу ведет благообразная азербайджанка с огузскими глазами, некая Мехрибан Касумова. Ее визави – армянин из Украины, как водится, бывший бакинец, называющий себя Артур Агаджанов: мокрые, бегающие глазки, потное лицо, выдающее внутреннее волнение. Ведущая по своему обыкновению задает сакраментальные вопросы об оккупированных армянами азербаджанских территориях, об Албанской Церкви, о возвращении исконных земель, о ходжалинской трагедии и получает вызубренные потным мужчиной ответы в духе мантр — давно заготовленного сочинения для «армянских правозащитников», составленного, надо полагать, именно упомянутым куратором Эйнуллой Фатуллаевым.

Мне стало даже жалко этого мужчину: его постоянные заикания, выдавали в нем нашкодившего ребенка, который говорит неправду под чужую диктовку.

Но интересно было другое – выражение глаз и лица ведущей!

С каждым ответом она преобразовывалась, сияла от счастья, хотя сама прекрасно знала, что сейчас скажет сидящее перед ней ничтожество — она же сама передала бедолаге подготовленный текст. Все это смахивало на словесное самоудовлетворение, на эдакий секс по телефону, когда все хотя и совершается в воображаемом мире, но, тем не менее, доставляет удовольствие человеку со смещенным восприятием действительности.

Мне вдруг стало ясно, что нескончаемая «сакраментальная» фразеология, до хрипоты озвучиваемая азерским агитпропом, уже не доставляет удовольствия никому — им самим это надоело до чертиков. Но когда все эти фейковые построения звучат из уст «сконструированного противника» в лице этих бедных теток-домохозяек или сумасшедших мужиков, якобы представляющих  армянский народ, для извращенной психологии представителей азерской элиты они звучат как некие  возбуждающие мантры. Вот в чем кроится причина всей этой абсолютно глупой вакханалии, связанной с мультикультурализмом, удинами, Албанской Церковью и бакинскими армянами!

Да, извращение, духовный разлад, имеющий к тому же и  материальную выгоду, действительно может породить глупейшие схемы  — и не только  в информационной войне!

Я уверена, мои дорогие, что когда азерские «мудрецы» твердят о том, что якобы мы, талыши, — это тюрки, некогда перешедшие на иранскую речь и получившие от азеров право жить на их земле, сами они в это абсолютно не верят и не надеются, что кто-либо им поверит. Но, тем не менее, они не устают повторять эту ересь. Причем, повторяют ее и те, кто не имеет от этого ни финансовой выгоды, ни политических дивидентов — просто им приятно слышать щекочущие нервы речевые переливы. А когда эту шараду озвучивает талыш, вроде ренегата Анара Искандерова, то удовольствие достигает апогея!

Словом, Азербайджан сегодня представляет яркий пример общества, в котором слово и вещь выступают как единое целое, а, точнее сказать, слово там подменяет вещь. Проще говоря, объект вожделения в сознании граждан материализуется в словах, в словесных построениях, во фразах и устойчивых клише — не важно, какую фантасмагорию они передают. По сути, цель, или предмет, объект устремлений сами по себе теряют значимость, ибо в исковерканной психологии общества они воспринимаются как уже материализованные факты. А, впрочем, вся внутри азербайджанская пропаганда основана на этом принципе, на словоблудии.
Оставаясь и дальше в составе этого обществе, наши  талыши имеют все шансы стать такими же ненормальными!
Поэтому у нас нет иного пути, кроме  провозглашения независимости Талышистана  и жизни в своем, здоровом во всех отношениях, государстве!
Оставайтесь с Богом!
Да здравствует талышский народ!
Да здравствует Независимый Талышистан!
Да здравствует Национальное Телевидение Талышистана!
Лейла Додо

Источник: https://www.youtube.com/watch?time_continue=2833&v=a00MyUymF7Q

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>