«

»

Мар 05

Александр Арнольдович Фрейман – известный советский иранист

Родился Александр Арнольдович в еврейской семье в Варшаве в 1879г. В 1903г. он окончил Петербургский университет по разряду санскрита, персидского и армянского языков. В 1904г. был отправлен в Германию для углубления своих знаний в области древнеперсидских языков и стажировался в Гессенском университете. Через три года он возвращается в Петербург и начинает преподавать в качестве приват-доцента на восточном факультете Петербургского университета. В 1917г. он оказался одним из тех русских ученых, которые пошли на сотрудничество с новой властью большевиков. Уже в 1919г. он был произведен в профессора университета, а с 1920г. – одновременно и в Переднеазиатском институте (позже его преобразовали в Институт Востоковедия). С 1923 до 1929г. он преподавал персидские языки в НИИ истории языков и литературы в Петербурге. С 1934г. он заведовал иранским кабинетом в университете, а с 1938 до 1950 был завед. кафедрой иранской филологии. Он был активным участником и руководителем лексикографических экспедиций АН СССР в 1924, 1925, 1926, 1929гг.). Александр Арнольдович занимался исследованием древних (мертвых) языков иранской семьи – хорезмского, согдийского, тохарского. Он широко использовал в работе метод исторического сравнительного анализа лингвистических особенностей языков иранской группы индоевропейской семьи. Основные его исследования были посвящены проблемам исторического развития иранской языковой группы и проникновению в нее через изоглоссы влияний местных, более древних языков автохтонного местного населения. Он занимался исследованием и изданием согдийских документов, обнаруженных на горе Муг в Согде, отдельно он занимался переводом и комментариями древних пехлевийских текстов из различных уголков Ирана, из царских погребений и наскальных текстов. Он впервые разработал хорезмийскую грамматику и составил таблицы этимологических и лексикографических связей персидского и других соседних языков. Он основательно углубился в изучение осетинского языка и оказал существенную поддержку В.Ф. Миллеру в качестве редактора его „Осетинско-русско-немецкого” словаря. И при этом в круг его научных интересов входила также и курдология. Кстати, он вспоминал позже, что в курдологию его вводил профес. Залеман, его научный руководитель. В 1928г. А.А. Фрейман был избран членом-корреспондентом АН СССР. Особенно высоко в иранистике были оценены его работы по согдийскому и древнему хорезмийскому языкам, которые благодаря его исследованиям стали гораздо лучше известны мировой науке. Научный вклад А.А. Фреймана был по достоинству оценен в Иране – в 1944г. его избрали почетным заграничным членом Иранской Академии Наук, в 1936 – Таджикской АН, в 1946 – Польской АН, а в 1948г. он сразу стал почетным членом Германского и Американского общества востоковедов. Обратимся к исследованию им трех согдийских документов. В 1932 жители села Хайрабад Таджикстана нашли в развалинах крепости Муг-Кала документ на шелковистой бумаге. Вскоре его доставили в Душанбе и здесь определили, что письмо это сделано согдийскими буквами. Ученые республики переслали документ (фотокопию) в Ленинград А.А. Фрейману. Осенью 1933г. были организованы раскопки в крепости Муг-Кала. И результатом этих раскопок стала находка 74 согдийских документов. В 1934г Фрейман составил подробное описание всех найденных документов, опубликованное в „Согдийском сборнике”. По найденному в крепости арабскому документу академик Крачевский определил время находок – 722г. Фрейман определил, что согдийские документы делятся на хозяйственные и письма официальных лиц. В них упоминалось имя Дивастича, правителя Пенджикента казненного арабами в 722г. Уже в 1936 Фрейман опубликовал 13 документов. Документы в общем характеризуют общественный строй и хозяйственную жизнь, политическую обстановку в Согде с 711 до 722г. Позже были опубликованы юридические тексты-договора и расписки, денежные документы. Судя по почеркам документы, писали 20 разных писцов. Обнаружили новые элементы лексики и неизвестные ранее стилистические особенности, новые титулы и топонимы. Тексты переводов просматривали и давали советы по уточнению терминов Тревер, Беленицкий, Луконин, Перханян, Кляшторный, И.М. Дьяконов, Абаев и руководил всей работой академик Орбели. Одно из них было сделано на полке длиной 87см. В начале надписи говорится о 3-х мерах вина, израсходованного в день нанесения надписи. Дальше в тексте речь идет о доставке пшеницы неким высоким духовным лицом. В одной из строчек речь идет о том, что сам государь Согда откушал пшеницы в этой крепости, в другой говорится об выдаче со склада19 мер пшеницы какому-то должностному лицу. В документах упоминается согдийский царь, самаркандский государь и правитель Дивастич. В одном из документов говорится о событиях, которые случились уже 10 лет назад и правил тогда тоже государь Дивастич. В другом документе государь Дивастич отдает распоряжение позаботиться о состоянии здоровья некоего больного, оставленного на излечение. В документах говорится о поклонении солнцу и священном месяце поклонения ему – с 21 апреля по 21 мая. Всего в документах встречается наименование 11 дней календаря и 4 различных месяцев. Названия 28, 29, 30 дня календаря совпадают в согдийском письме с аналогичными названиями этих же дней из текстов „Авесты”. Безусловно, это дает нам повод допускать знакомство с языком „Авесты” писцов составлявших тексты согдийских документов, а возможно и то, что вообще в Согде издревле пользовались письменностью „Авесты” и жили по законам изложенным в этом древнем иранском тексте. Первый день календаря согдийцев соответствует верховному божеству зороастрийцев Ормузду-Ахура Мазде. Это подтверждается и сведениями приведенными в сочинении ал-Бируни о календаре. Второй день календаря переводится как „добрая мысль”, а третий день календаря означает „лучшее царство”. Название пятого дня переводится как „святое смирение”. Шестой и седьмой день соответствуют авестийскому божеству „целостности и бессмертия”. Упоминается и день „творца быка” – тоже авестийское выражение. Указывается, что в согдийском языке важное значение имеет ударение в словах и метафония – когда ударение, перенесенное на другой слог меняет смысл выражения. Важные уточнения при сравнении с авестийскими текстами сделал профес. Гершевич из Кембриджского университета – это касается и глагольных форм и изоглосс. Корневая гласная в словах меняется при образовании каузатива с помощью метафонии. В текстах упоминается город Аксикат в Фергане, который как указывал В.Ф. Минорский, известен и в Xв. по знаменитому тексту „худуд ал-алам”. Встречаются и другие слова „ужин”, „помещение”, „ночь”, „мука”, „пшеница”, „один”, „получил”, „государь”, „есть, пить, кушать”, „ладонь”, „рука”, „мед”, „самый верующий” – духовный титул, „месяц” „согдийский царь” и его иерархическую подчиненность самаркандскому государю Дивастичу. В другом документе говорится об еще одном послании государя Дивастича. Он посылает распорядителю местности „уделов многих здравие и множество почтения” и потом следует распоряжение — „когда получишь это мое письмо то больному, нуждающемуся в уходе и лечении следует дать благовонное вино с целебными качествами и без промедления следует делать все, чтобы он окреп и в таком состоянии поддерживать его”. Забота царя Дивастича о больном и упоминание духовного сана наводит нас на мысль о том, что этот больной очень нужен государству и стране. В другом документе сообщается о получении Дивастичем 50 баранов и одного крупного барана. И далее говорится о получении государем еще 35 баранов и отдельно о еще 12 баранах. Перечисляются и шкуры бараньи, полученные государем. Многие слова в тексте идентичны персидским словам среднеперсидского языка. Это обстоятельство, как и авестийские слова, совершенно очевидно говорят в пользу того, что в Согде и Самарканде говорили и владели персидским языком. Названия шестого и девятого месяца календаря соответствуют авестийским их наименованиям. Авестийские вливания в согдийский язык тоже по мнению многих ученных свидетельствуют о распространении этого языка в Согде. Из всего анализа текстов следует, что разговорным языком жителей Согда, Ферганы и Самарканда были и персидский и авестийский язык. Упоминается в тексте и „царь Тохаристана”, „тохарский народ” – эти этнонимы говорят о тесной связи Согда с областью и жителями Тохаристана. Таким образом, исследования Фреймана позволяют нам сделать выводы не только филологического, но исторического и политического характера.
Freetalyshistan com

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>