«

»

Фев 07

Иран – за самоопределение Арцаха

Дорогие мои  соотечественники!

Мой сегодняшний разговор посвящен одной из наиболее чувствительных и важных для всего нашего региона и проживающих в нем народов тем. Думаю, ни у кого не вызывает сомнений,  что Иран является одной из древнейших и влиятельнейших держав нашего региона, без участия которого невозможно решить ни одного более или менее важного вопроса, касающегося  судьбы данного региона и его обитателей. Мы придаем большое значение политике иранского руководства в регионе, следим за позицией Ирана и мнениями  руководства страны  по различным вопросам, осознавая, что судьба народов  региона не в последнюю очередь  зависит от  подхода к ним крупных держав, региональных игроков.

На этом фоне, то, о чем я сегодня собираюсь сказать вам, мои дорогие, безусловно, является знаковым явлением в политике нынешнего иранского руководства.

На днях представитель МИД Исламской Республики Иран Бахрам Касеми, комментируя итоги прошедшей в Москве встречи глав МИД Армении и Азербайджана с участием министра иностранных дел РФ С. Лаврова, заявил о том, что  к Карабахскому вопросу следует подходить серьезно. По его словам, «решить Карабахский конфликт, не учитывая роль народа, невозможно. Роль народа в решении этой проблемы будет решающей».

На первый взгляд, нет ничего необычного в данном заявлении, учитывая тот факт, что право народов на самоопределении является основополагающим принципом и требованием современного международного права, нашедшим свое отражение в Уставе ООН и других важных международных документах. Поэтому, чтобы стало ясно, почему мы придаем особое значение этому заявлению Касеми, следует обратить внимание на постановку вопроса о народе и нации в самом Иране, точнее, в Конституции этого государства.

Если быть внимательным, то можно выявить, что в самой концепции «шариатского государства» отсутствует слово «народ» как таковой, т.е.  народ как этнос.

Конституция Ирана гласит: «План исламского правления на основе принципа “велаят-е-факих” (правление исламского богослова), который имам Хомейни выдвинул в период наибольшего удушения свободы тираническим режимом, создал в мусульманском народе новый конкретный и согласованный стимул, открыв истинный путь исламской религиозной борьбы. Это интенсифицировало усилия преданных мусульманских борцов в стране и за се пределами». «С учетом направленности Исламской революции в Иране на победу угнетенных над угнетателями, Конституция создает условия для продолжения революции в стране и за ее пределами и пытается путем развития отношений с другими исламскими и народными движениями найти путь образования единой мировой исламской уммы (нации) и способствовать усилению борьбы за спасение угнетенных народов во всем мире».

Далее, Статья 11 Конституции гласит: «Согласно священному аяту, все мусульмане представляют собой единую умму». Параллельно с этим, Конституция вводит в оборот термин «иранцы», «относящиеся к любому этносу или племени», и предоставляет всем им «равные права», и заявляет, что «цвет кожи, раса, язык и т.п. не ставит никого в привилегированное положение».

Со своей стороны добавлю к уже сказанному известные слова  Имама Хомейни (а) о том, что в Коране нет слово «нация», есть – «мусульманская умма».

Все это свидетельствует о том, что в заявлениях представителей иранского руководства раньше никогда не было замечено акцента на право народов на самоопределение при решении межнациональных и межгосударственных конфликтов, каковым является и Карабахский конфликт. Правда, впервые в ходе предвыборной кампании нынешнего президента ИРИ Роухани были некоторые заявления по поводу расширения национально-культурных прав религиозных меньшинств в Иране. Но во внешней политике нынешнего Ирана данное заявление г-на Касеми можно считать первой серьезной  «ласточкой» в региональной политике Ирана. И было бы наивно полагать, что данное заявление является случайным или связанным с сиюминутными интересами Ирана в регионе и мире.

Поэтому у нас есть все основания полагать, что Иран начинает пересматривать свою политику  в регионе в целом  и, отчасти, в отношении народов этого ареала, в первую очередь — коренных народов, фундаментальные права которых нарушаются в Азербайджанской Республике. Тут же отметим, что, судя по реакции, точнее, по отсутствию  реакции и даже каких бы то ни было комментариев со стороны официального Баку по поводу названного заявления г-на Касеми, там этот намек соседнего Ирана поняли.

Что касается конкретно Карабахского конфликта и путей его разрешения, это заявление означает, что Иран отныне отказывается от признания пресловутой территориальной целостности Азербайджана, даже если на этой стадии Тегеран предпочитает хранить молчание по этому вопросу. Это означает, что Иран уже не намерен прислушиваться к бакинской «дудке», а собирается серьезно позиционировать себя в роли региональной державы в решении Карабахского вопроса, да и не только его.

Для нас, талышей, это означает, что Иран, вслед за Россией, признает свою историческую ответственность за судьбы тех народов, которые либо являются исконными обитателями территорий, когда-либо входивших или ныне входящих  в его состав. Мы уже неоднократно писали о том, что, согласно Гюлистанскому (1813) и Туркменчайскому (1828) договорам между Персией и Россией, согласно которым  часть бывших иранских владений отошла к России, последняя взяла на себя ответственность за судьбы присоединенных (татов и других) или же добровольно вошедших в состав этого государства народов (в первую очередь – талышей) «на вечные времена». Заявление Касеми является неопровержимом доказательством тому, что отныне  и Иран признает свою ответственность за судьбы этих народов, в том числе за судьбы талышей, татов и других иранских этносов.

К чему может привести такой поворот Ирана к коренным народам региона? В первую очередь, следует ожидать активизации Ирана в решении проблем региона Южного Кавказа, в частности, разумеется, Азербайджана. Мы также неоднократно заявляли о том, что начиная с 1991 года, когда, например, Азербайджан провозгласил свою независимость, и до сих пор Иранское руководство так и не смогло разработать четкую и внятную политику в отношении этого псевдогосударства. И одной из главных причин   является то, что определенные круги в Тегеране всегда были уверены, что они в любой момент смогут поставить на место этого вырвавшегося из табакерки черта! С сожалением приходится констатировать, что до недавнего времени в Москве тоже некоторые думали именно так. В результате получилось, что Азербайджан стал настоящей головной болью не только для коренных народов, вопреки собственной воле оказавшихся в составе этого гособразования, но и для Ирана, и для России.

Это говорит и о том, что заявление г-на Касеми в каком-то смысле является вынужденным, так как разрушительные геополитические процессы на просторах Большого Ближнего Востока стремительно приближаются к Южному Кавказу и стучат в двери —  в первую очередь, Азербайджана. Многие в мире и регионе уже понимают, что Южный Кавказ должен быть переформатирован, что означает коренное изменение геополитической конструкции государств этого региона, оставшейся в наследие  от большевиков. В таких условиях, видимо, к Тегерану тоже приходит понимание того, что, хочет он этого или нет,  ему все равно придется участвовать в этом процессе. А это означает, что Тегеран должен быть готов к любому развитию событий на своих северных границах. И если там не хотят оказаться в час «Х»  лицом к лицу с этими изменениями, иранское руководство уже сегодня обязано заявить миру и народам этого региона о своих истинных намерениях и ожиданиях.

Еще одна ценность заявления Касеми — в том,  что иранское руководство осознает роль народов, а не религиозную принадлежность той или иной этнической группы в предстоящем переформатировании региона. В этом смысле слова г-на Касеми о решающей роли народа относятся не только к карабахским армянам, но и всем коренным народам Закавказья. Что же касается  талышского народа, то это заявление является доказательством еще и того, что то, что до сих пор разделяло нас – представителей Талышского Национального движения, требующих независимости для своего народа, и иранское руководство —  отныне будет нас объединять!

Отметим и то, что некоторые эксперты по региону склонны думать, что это заявление является доказательством «определенного смещения акцентов иранской политики». Другие считают его реакцией Тегерана «на тесную дружбу Баку с Израилем и США», объясняют это опасениями Ирана, что в Азербайджане может появиться американская военная база, и  что Запад может разыграть в своих интересах карту общей истории Ирана и Азербайджана на базе тюркской национальной основы в качестве объединительного фактора».

Все это выводит на первый план следующий вопрос: насколько далеко, с точки зрения географии Большого Ближнего Востока, намерен пойти Тегеран, и намерен ли он распространять принцип  о «решающей  роли народа” достаточно широко, или речь идет только о локальных вариантах, одним из которых является Нагорно-Карабахский конфликт?

Во-первых, если даже принять, что данное заявление имеет «локальное значение» и относится только к Карабахскому конфликту, тут,  так или иначе, нельзя забывать о том, что нынешнее Закавказье входит в зону исторических интересов именно Ирана и России, а  остальные страны (например, Турция), пусть и имеющие в этом регионе свои интересы, являются все же “третьими странами”. Если это так, тогда для нас является очевидным то, что Иран не может подходить  к региону только со стороны Карабаха, игнорируя при этом другие коренные  народы, в том числе и иранские. Иранское руководство не может не понимать, что, независимо от его желаний и предпочтений, т.е. с его участием или без него, переформатирование региона является лишь вопросом времени. Если это так, тогда заявление Касеми следует рассматривать как часть стратегической инициативы иранского руководства, которое  дает заинтересованным региональным и мировым силам знак, что Иран намерен стать активным участником данного процесса со всеми вытекающими отсюда последствиями для него самого и для всего региона.  Об этом говорит недавнее заявление министра обороны Ирана, где он, призывая к мирному урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта, выразил надежду, что «Азербайджан и Армения не позволят третьим сторонам вмешиваться в конфликт, что  может только  привести к его усугублению». Это заявление в переводе с дипломатического на обычный язык означает, что судьбу региона  будут решать именно Россия и Иран. Нам импонирует то, что в Тегеране не только понимают это, но и открыто заявляют об этом!

Лейла Додо

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=kdrBkaciJdo

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>