«

»

Янв 18

Джин Шарп: От диктатуры к демократии. Глава VIII Политическое неповиновение

Если население боится и ощущает свое бессилие, очень важно, чтобы первоначальные общественные задачи представляли малый риск и рождали уверенность в себе. Такие действия — скажем, особая одежда — могут публично выражать несогласие, предоставляя общественности возможность участвовать в диссидентских акциях. Иногда в фокусе оказывается относительно мелкий и не политический вопрос (например, устройство более надежного водоснабжения). Стратеги должны выбрать проблему, важность которой широко признают многие и едва ли ее можно опровергнуть. Успех таких ограниченных кампаний не только исправит отдельные несправедливости, но и убедит население в том, что у него есть свой потенциал.
В большинстве случаев стратегия кампаний долговременной борьбы должна стремиться не к немедленному и полному свержению диктатуры, а к достижению ограниченных целей. Кроме того, не каждая кампания требует участия всего населения.
Определяя последовательность конкретных кампаний в рамках генеральной стратегии, нужно учитывать, как кампании будут различаться в начале, в середине и на заключительной стадии долгосрочной борьбы.
Выборочное сопротивление
Вначале немалую пользу могут принести отдельные кампании с разными конкретными целями. Они могут следовать одна за другой. Иногда две или три из них пересекаются во времени.
Планируя стратегию для «выборочного сопротивления», нужно определить конкретные ограниченные проблемы или причины недовольства, символизирующие общий гнет. Они могут стать подходящими целями промежуточных кампаний в рамках общей генеральной стратегии.
Промежуточных стратегических целей нужно достигать имеющимися или возможными силами демократии. Это позволяет одержать серию побед, которые поднимут дух и помогут шаг за шагом сдвигать соотношение сил в долгосрочной борьбе.
Стратегии выборочного сопротивления нужно концентрировать прежде всего на конкретных проблемах — социальных, экономических или политических. Выбирать их следует так, чтобы часть социальной и политической системы осталась вне контроля диктаторов или вышла из1под него, а также чтобы помешать власти. Как говорилось выше, кампания выборочного сопротивления по возможности ударит
по слабым местам диктатуры. Так, при наличных силах можно произвести наибольший эффект.
В самом начале нужно хотя бы запланировать стратегию первой кампании. Какими будут ее ограниченные цели?
Как она поможет осуществить генеральную стратегию? Стоит сделать, по крайней мере, общие наброски стратегии второй и, возможно, третьей кампаний. Все эти стратегии должны осуществлять генеральную стратегию и проводиться в ее рамках.
Символический вызов
В начале новой кампании, стремящейся подорвать диктатуру, первые политические действия могут быть ограничены. Они предназначены отчасти для проверки настроений, воздействия на них и подготовки людей к продолжению борьбы, то есть отказу от сотрудничества и политическому неповиновению.
Первоначальные действия могут принять форму символического протеста; они могут стать и символическим
актом ограниченного или временного отказа от сотрудничества. Если к ним готово мало народу, можно, например, возложить цветы в каком1нибудь символическом месте.
Если желающих много, можно ненадолго приостановить работу или несколько минут молчать. Несколько человек могут объявить голодовку; посетить место, имеющее символическое значение; устроить краткий бойкот занятий или сидячую забастовку в важном ведомстве. В условиях диктатуры эти сравнительно агрессивные действия могут вызвать суровые репрессии.
Определенные символические акции (скажем, просто засесть у дворца диктатора или у штаба политической полиции) весьма опасны и, следовательно, их не надо бы проводить в начале кампании.
Первоначальные символические акции протеста иногда привлекали большое внимание и в стране, и за границей. Вспомним, например, массовые уличные демонстрации в Бирме (1988) или митинг и голодовку студентов на площади Тяньаньмэнь в Пекине (1989). Большое количество жертв в обоих этих случаях указывает на то, что стратеги должны осторожно планировать кампании. Несмотря на огромное моральное и психологическое воздействие, такие акции сами по себе едва ли свергнут диктатуру, поскольку они в немалой мере остаются символическими и не меняют положения.
Обычно источники власти диктаторов невозможно полностью и быстро нарушить в начале борьбы. Чтобы это
сделать, практически все население и почти все общественные институции, прежде по большей части послушные, должны начисто отвергнуть режим и неожиданно отказаться от подчинения. Достичь этого чрезвычайно сложно, и поэтому в большинстве случаев полный и быстрый отказ от сотрудничества нереалистичен для первоначальной кампании.
Распределение ответственности
В ходе кампании выборочного сопротивления основная тяжесть борьбы некоторое время приходится на одну или несколько групп. В следующей кампании, имеющей иную цель, тяготы борьбы можно будет сдвинуть на другие группы. Например, студенты будут проводить забастовки, то есть пропускать занятия, религиозные лидеры и обычные верующие сосредоточатся на свободе совести, железнодорожники станут так скрупулезно соблюдать правила безопасности, что затормозят работу железнодорожной сети, журналисты бросят
вызов цензуре, публикуя газеты с пустыми полосами на месте запрещенных статей, полиция не сможет найти и не захочет арестовывать членов демократической оппозиции. Разделение кампаний по проблемам и группам позволит какимто людям выключится, не нарушая общей кампании.
Выборочное сопротивление особенно важно, когда речь идет о защитесоциальных, экономических и политических групп и институций, не попавших под контроль диктатуры. Это — институциональные базы, при помощи которых можно оказывать давление на власть или сопротивляться ей.
Вполне вероятно, что они окажутся первыми жертвами диктатуры, во всяком случае — потенциальными.
На прицеле — власть диктаторов
По мере того как долгосрочная борьба развивается от первоначальных стратегий к все более дерзким и продвинутым, стратеги должны решить, как в дальнейшем ограничивать источники диктаторской силы. Цель их — использовать всеобщий отказ от сотрудничества, чтобы создать новую, более благоприятную стратегическую ситуацию.
По мере усиления демократических сил стратеги должны рассчитывать на более твердый отказ от сотрудни1
чества и более полное неповиновение, чтобы повредить источники силы и тем самым увеличить политическое бессилие, а там — и привести диктатуру к распаду.
Надо тщательно спланировать, как именно демократические силы ослабят поддержку диктатуры. Что надо для
этого сделать? Изобличить жестокости, режима? Показать, к каким катастрофическим последствиям приводит диктатура экономику? Объяснить, что и диктатуры смертны? Сторонников власти надо убедить в том, чтобы они хотя бы заняли нейтральную позицию («сидели на заборе»), а лучше бы — стали активными сторонниками движения.
Пока политическое неповиновение планируется и осуществляется, чрезвычайно важно уделять особое внимание всем главным сторонникам и помощникам диктаторов, включая «внутренний круг», политическую партию, полицию, бюрократию и особенно армию.
Необходимо тщательно измерить степень лояльности вооруженных сил (и солдат, и офицеров) и определить, можно ли как1то повлиять на военных. А что, если простые солдаты — это несчастные, напуганные призывники? Что, если офицеры не сочувствуют режиму по личным, семейным или политическим мотивам? Наконец, какие еще факторы могут сделать солдат и офицеров открытыми для демократического влияния?
В начале освободительной борьбы следует разработать отдельную стратегию общения с войсками и чиновни1
ками. Демократические силы могут словами, символами и действиями показать, что освободительная борьба будет решительной и упорной. Войска должны понять, что она угрожает диктатуре, а не их жизни. Все это нацелено на снижение морального духа в армии и в конце концов на то, чтобы привлечь ее к демократическому движению. То же самое относится к полиции и гражданским служащим.
Однако не надо путать такие попытки с прямым подстрекательством. Демократы отнюдь не стремятся к военному перевороту. Он едва ли привел бы к работоспособной демократии, поскольку (как говорилось выше) практически не затронул бы соотношения сил между подданными и властью.
Значит, нужно подумать о том, как показать сочувствующим в армии, что ни военного переворота, ни гражданской войны демократы не хотят.
Сочувствующие офицеры могут сыграть очень важную роль в демократической борьбе, например, распространяя в армии недовольство и отказ от сотрудничества, поощряя умышленную неэффективность, молчаливое неисполнение приказов, отказ от осуществления репрессий. Военные могут предоставлять демократическому движению разные способы ненасильственной помощи, обеспечивая безопасный проход,
медицинские средства, давая сведения или пищу и т.д.
Армия — один из важнейших источников диктаторской силы, поскольку она может использовать дисциплинированные военные части и вооружение для прямой атаки на непослушных. Стратеги неповиновения должны помнить,что чрезвычайно трудно или невозможно разрушить дикта» туру, если полиция, бюрократия и армия останутся на ее сто» роне и будут выполнять ее приказы. Поэтому стратегии, стремящиеся ослабить лояльность армии, исключительно важны.
Демократические силы должны помнить, что недовольство и неподчинение армии и полиции может оказаться
весьма опасным для полицейских и военных. За любой акт неповиновения их ждет жестокая кара, а за мятеж — казнь. Демократические силы не должны призывать солдат и офицеров к немедленному мятежу. Когда удается обеспечить связь, надо разъяснять, что существуют сравнительно безопасные формы «скрытого неповиновения», которые можно применять на начальном этапе. Например, полиция и солдаты могут плохо
выполнять приказы о репрессиях, не находить разыскиваемых людей, предупреждать о готовящихся репрессиях, арестах или депортациях, не предоставлять важную информацию вышестоящим офицерам. Недовольные офицеры, в свою очередь, могут не передавать солдатам приказов о репрессиях. Солдаты могут стрелять поверх голов. Что до гражданских служащих, они могут терять документы и инструкции, неэффективно работать, и сидеть дома «по болезни».
Сдвиги в стратегии
Стратегам политического неповиновения надо постоянно оценивать, как выполняется генеральная стратегия и стратегия конкретных кампаний. Возможно, борьба идет не так хорошо, как ожидали. В таком случае нужно рассчитать, какие требуются сдвиги. Как увеличить силу движения и перехватить инициативу? В такой ситуации требуется определить проблему, провести стратегическую переоценку, возможно — передать ответственность за борьбу другой группе населения, мобилизовать дополнительные источники силы и разработать альтернативный ход действий. После этого нужно немедленно приступить к выполнению нового плана.
Если борьба, напротив, идет успешнее, чем думали, и диктатура рушится быстрее, как можно использовать с выгодой неожиданные достижения и продвинуться вперед? Эти вопросы мы рассмотрим в следующей главе.
Джин Шарп
От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения

Редактор Наталия Трауберг
Корректор Любовь Кравченко
Верстка Тамара Донскова
Производство Семен Дымант

Новое издательство 103009, Москва. Брюсов переулок, дом 8/10, строение 2 Телефон 229 6493
e1mail info@novizdat.ru

Подписано в печать 2.04.2005. Формат 84×108 1/32 Гарнитуры Charter Объем 4,41 условных печатных листа
Бумага офсетная Печать офсетная
Тираж 1500 экземпляров Заказ №

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Момент» Химки, улица Библиотечная, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>