«

»

Янв 08

Джин Шарп: От диктатуры к демократии. Глава III

Откуда взять силу?
Конечно, совсем не просто построить свободное и мирное общество. Здесь нужны и стратегические таланты, и организация, и план. Но самое главное — нужна сила. Демократы не могут свергнуть диктатуру и добиться политической свободы, если они не способны действенно применять собственную силу.
Как это сделать? Откуда может взять силу демократическая оппозиция, чтобы та оказалась достаточной для разрушения диктатуры с ее мощной военной и полицейской системой? Мы этого не узнаем, пока не поймем правильно, что такое политическая сила. Изучить ее сущность не так уж трудно. Основные понятия довольно просты.
Притча о повелителе обезьян
Притча Лю Цзи, китайского сочинителя XIV века, четко являет забытое понимание политической власти:
В государстве Чу один старик жил благодаря обезьянам, которых держал в качестве прислуги. Народ Чу
называл его Повелителем обезьян. Каждое утро старик собирал обезьян у себя во дворе
и приказывал старшей обезьяне вести остальных в горы,чтобысобиратьтамфрукты.Каждаяобезьяна должна была отдавать ему одну десятую собранного. Тех, кто не делал этого, безжалостно пороли. Все обезьяны
страдали, но не решались жаловаться.
Однажды маленькая обезьянка спросила остальных: «Сажал ли старик эти деревья и кустарники?» Ей ответили: «Нет, они сами выросли». Тогда обезьянка опять спросила: «Разве мы не можем собирать фрукты без разрешения?» Остальные ответили: «Можем». Обезьянка не унялась: «Тогда почему мы должны служить
старику?» Она еще не кончила говорить, как обезьяны все поняли и пробудились.
Той же ночью, увидев, что старик уснул, обезьяны разрушили ограду, забрали фрукты, которые старик держал в хранилище, унесли их в лес и больше не возвращались. Вскоре старик умер от голода*.
Лю Цзи говорил: «Некоторые правят своими народами с помощью обмана, а не с помощью справедливости. Разве они не похожи на повелителя обезьян? Они не подозревают о своей глупости. Как только их народ образумится, обман перестанет действовать».
Необходимые источники политической власти
Принцип прост. Диктаторы не могут обойтись без людей, которыми правят; без них они просто не обеспечат и не сохранят источников политической власти. Источники эти включают:
> авторитет, то есть уверенность людей, что власть законна и они обязаны ей подчиняться;
> человеческие ресурсы, то есть число и значение лиц и групп, которые подчиняются правителям, сотрудничают с ними или предоставляют им помощь;
> умения и знания, необходимые для режима и предоставляемые сотрудничающими лицами и группами;
> нематериальные факторы, то есть факторы психологические и идеологические, заставляющие людей
подчиняться и помогать правителям;
> материальные ресурсы, то есть степень контроля правителей над богатством, природными ресурсами,
финансами, экономической системой, а также средствами связи и транспортом;
>санкции, то есть наказания, грозящие непослушным или отказывающимся сотрудничать, необходимые для существования режима и проведения его политики.
Такие источники, однако, зависят от того, принят ли режим, подчиняются ли ему люди, сотрудничают ли с ним многие институты общества. Все это отнюдь не гарантировано.
Полное сотрудничество, послушание и поддержка увеличивают доступность необходимых источников силы и соответственно расширяют власть любого правительства.
Если же народ и общественные институты будут меньше сотрудничать с агрессорами и диктаторами, это лишит правителей источников их силы. А без таких источников их
власть слабеет и в конце концов распадается.
Естественно, диктаторы остро реагируют на поступки и мысли, которые хоть в какой1то мере лишают их возможности делать что угодно. Поэтому они запугивают и наказывают
тех, кто не подчиняется им, бастует или отказывается с ними сотрудничать. Однако это еще не все. Репрессии, даже зверства, не всегда могут вернуть ту степень подчинения и сотрудничества, которая дает режиму возможность существовать.
Если, несмотря на репрессии, источники силы будут ослаблены или перекрыты на достаточное время, диктатура прежде всего придет в замешательство. Затем, как правило, она начинает слабеть. Со временем исчезновение источников силы может вызвать паралич и бессилие режима, а, в серьезных случаях — его развал. Власть, постепенно или быстро, умрет от политического истощения.
Из этого следует, что свободолюбие или тирания любого правительства в немалой степени отражают решимость народа оставаться свободным и его желание и способность
противостоять порабощению.
Хотя обычно думают иначе, даже тоталитарные диктатуры зависят от общества, которым правят. Политолог
Карл Дойч писал в 1953 году:
Тоталитарная власть сильна только тогда, когда ею не нужно слишком часто пользоваться. Если приходится
ее постоянно использовать против всего населения, она едва ли надолго сохранит свои силы. Поскольку
тоталитарным режимам нужно больше сил для управления подданными, чем любым другим формам правления, у них вырабатывается устойчивая привычка к подчинению поданных. Более того, иногда им при1
ходится полагаться на активную поддержку значительной части населения*.
Джон Остин, английский юрист1теоретик XIX века, описал положение диктатуры, если народ недоволен. По его словам, если большинство поданных — против властей и не желает терпеть гонения, мощь правительства и тех, кто его поддерживает, не спасет режим даже при иностранной поддержке.
Борющийся народ невозможно вернуть к подчинению и покорности**.
Николо Макиавелли еще раньше говорил, что правитель, «имеющий врагом весь народ, не обезопасит себя никогда; чем к большим жестокостям будет он прибегать, тем слабее станет его самодержавный строй»***.
Как применять все это на практике, показали героические борцы норвежского сопротивления против нацистской оккупации, а также, как мы упоминали в главе 1, мужественные поляки, немцы, чехи, словаки и многие другие народы, которые сопротивлялись коммунистической агрессии и диктатуре и в конце концов способствовали крушению коммунистического правления в Европе. Это, конечно, не ново. Ненасильственное сопротивление известно с 494 года до н.э., когда плебеи отказались поддерживать своих хозяев1патрициев****.
Ненасильственную борьбу применяли в разные эпохи не только в Европе, но и в Азии, в Африке, в обеих Америках, в Австралии и на островах Тихого океана.
Таким образом, три важнейших фактора, определяющие, до какой степени власть правительства будет оставаться бесконтрольной, таковы: [1] относительное желание населения устанавливать границы его власти; [2] относительная сила независимых организаций и институтов, стремящихся перекрыть источники силы; [3] относительная способность населения отказывать властям в согласии и поддержке.
Одна из характеристик демократического общества — множество неправительственных групп и институций, независимых от государства. Сюда входят семьи, религиозные организации, культурные ассоциации, спортивные клубы, экономические институты, профсоюзы, студенческие сообщества, политические партии, местные общины, кружки садоводов, правозащитные организации, музыкальные группы, литературные общества и др. Все они важны тем, что преследуют собственные цели, а также помогают в достижении целей общественных.
Кроме того, они имеют большое политическое значение, поскольку обеспечивают групповую и институциональную основу, с помощью которой можно оказывать влияние на власть и препятствовать другим группам или правительству, когда те несправедливо ущемляют их интересы. Отдельные люди, не входящие в такие группы, обычно не могут оказать значительного влияния на остальное общество, тем более — на правительство, не говоря уже о диктатуре.
Если диктатура лишит такие сообщества автономии и свободы, народ становится беспомощным. Если же сообщества эти держат под контролем или заменяют суррогатами, их можно использовать для господства над отдельными людьми и над целыми слоями общества.
Если же удастся сохранить или возвратить их автономию и свободу, они исключительно важны для политического неповиновения. Повсюду, где разрушалась или слабела диктатура, народ и его неправительственные сообщества оказывали массовое неповиновение.
Как говорилось выше, такие центры обеспечивают институциональную основу, с помощью которой население
может противиться диктаторскому контролю. Именно им предстоит стать частью важнейшей структурной основы свободного общества. Тем самым без сохранения их независимости и без их развития освободительная борьба не может рассчитывать на успех.
Если же диктатура разрушила их или поставила под контроль, борцы должны заново создать независимые социальные группы или вернуть демократическое управление оставшимся, но частично попавшим под контроль. Во время венгерской революции 1956 года возникло множество советов, осуществлявших прямую демократию; они объединялись друг с другом, образовав на несколько недель целую федеративную систему институтов и органов управления.
В Польше конца 19801х годов рабочие создали подпольные профсоюзы, именуемые «Солидарность», а иногда брали под контроль профсоюзы официальные, тесно связанные с коммунистическим управлением. Такие действия могут иметь очень важные политические последствия.
Естественно, все это не означает, что ослабить и разрушить диктатуру легко или что каждая такая попытка увенчается успехом. Не означает это и того, что борьба обойдется без жертв — служители диктатуры будут сопротивляться, чтобы поданные снова стали сотрудничать с ними и слушаться их.
Но это означает, что разрушить диктатуру возможно. Она обладает характерными особенностями, которые делают ее весьма чувствительной к умело применяемому политическому неповиновению. Рассмотрим эти особенности подробнее.
* История эта, называющаяся «Правление с помощью обмана», взята из книги Лю Цзи (1311–1375). Перевод Сидни Тай опубликован в сборнике: Nonviolent Sanctions: News from the Albert Einstein Institution. Vol. IV. № 3 (Winter 1992/1993). P. 3.
* Deutsch K.W. Cracks in the Monolith // Totalitarism / Ed. by C.J. Friedrich. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1954. P. 313–314.
** Austin J. Lectures on Jurisprudence or the Philosophy of Positive Law / Fifth edition, revised and edited by R. Campbell. London: John Murray, 1911 [1861]. Vol. I. P. 296.
*** Machiavelli N. The Discourses on the First Ten Books of Titus Livy // Discourses of Niccolo Machiavelli. London: Routledge; Kegan Paul, 1950. T. I. P. 254 [Рассуждение о первой декаде Тита Ливия, кн. I, гл. XIV; пер. Р.И. Хлодовского].
**** См.: Sharp G. The Politics of Nonviolent Action. Boston: Porter Sargent, 1973. P. 75 и далее.
Джин Шарп
От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения

Редактор Наталия Трауберг
Корректор Любовь Кравченко
Верстка Тамара Донскова
Производство Семен Дымант

Новое издательство 103009, Москва. Брюсов переулок, дом 8/10, строение 2 Телефон 229 6493
e1mail info@novizdat.ru

Подписано в печать 2.04.2005. Формат 84×108 1/32 Гарнитуры Charter Объем 4,41 условных печатных листа
Бумага офсетная Печать офсетная
Тираж 1500 экземпляров Заказ №

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Момент» Химки, улица Библиотечная, 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>