«

»

Янв 05

Джин Шарп: От диктатуры к демократии. Глава I I

Опасности переговоров
Перед лицом острых проблем, описанных в главе 1, некоторые впадут в пассивное повиновение. Другие, утратив надежду, придут к выводу, что нужно договориться с «вечной» диктатурой, чтобы через «примирение», «компромисс» и «переговоры» сохранить хоть что1то хорошее и ослабить жестокости. На первый взгляд, если нет реальных альтернатив, такой вариант выглядит привлекательно.
Серьезная борьба против жестокой диктатуры чревата неприятностями. Зачем становиться на этот путь? Почему нельзя просто вести себя разумно и искать пути к переговорам, которые помогли бы постепенно покончить с тиранией? Разве не могут демократы призвать к человечности диктаторов и убедить их в том, чтобы они мало помалу сократили свою абсолютную власть и в конце концов предоставили возможность установить демократическое правительство? Иногда говорят, что правда — не на одной стороне. Может быть, демократы недопонимают диктаторов, которые действовали из лучших побуждений в сложной обстановке? Может быть, в трудной ситуации диктаторы с радостью уйдут сами, если поощрить и уговорить их? Может
быть, они согласятся «на ничью», и все стороны окажутся в выигрыше? Если демократическая оппозиция готова уладить конфликт мирным путем переговоров (может быть, при посредничестве опытных лиц или правительства другой страны), не нужно бороться, страдать, рисковать. Разве это не лучше трудной борьбы, даже ненасильственной?
Достоинства и недостатки переговоров
При разрешении определенных проблем и конфликтов переговоры очень полезны. Если они к месту, их нельзя
игнорировать или отвергать. Когда решаются вопросы, не имеющие принципиального значения, и потому компромисс приемлем, переговоры могут ослабить или уладить конфликт. Хороший пример уместного использования переговоров — забастовка за повышение заработной платы; достигнутое соглашение может привести к тому, что зарплату повысят на сумму, находящуюся между величинами, предложенными каждой из договаривающихся сторон.
Однако трудовые конфликты с участием официальных профсоюзов резко отличаются от конфликтов, в которых спор идет между жестокой диктатурой и политической свободой.
Когда ставятся предельно важные вопросы, связанные с верой, правами человека или будущим развитием общества, переговоры не приведут к взаимоприемлемому решению. Основные ценности может защитить только изменение в соотношении сил, а такого сдвига добьется только борьба.
Это не значит, что к переговорам вообще не надо прибегать. Просто сами они, без мощной демократической оппозиции, не могут устранить сильную диктатуру.
Естественно, далеко не всегда переговоры вообще возможны. Надежно обосновавшиеся диктаторы скорее всего откажутся вести их со своими демократическими оппонентами. Мало того — после начала переговоров оппоненты могут исчезнуть без следа.
Переговоры о капитуляции?
Отдельные лица и группы, противостоящие диктатуре и стремящиеся к переговорам, часто ставят благородные цели. Если вооруженные столкновения с жестоким режимом продолжаются годами и ничего не приносят, люди любой политической ориентации естественно захотят мира. Поборники свободы особенно ратуют за переговоры, когда диктаторы имеют явное военное превосходство, а жертвы и разрушения
становятся непереносимыми. Появляется сильный соблазн использовать любую возможность, которая помогла бы достичь хотя бы некоторых целей и положить при этом конец насилию, непрестанно порождающему зло. Конечно, «мирные» предложения диктатора не особенно искренни. Он может когда угодно остановить борьбу против собственного народа. Он волен без всякой торговли восстановить уважение к достоинству и правам человека, освободить политических заключенных, прекратить пытки, остановить карательные операции, отказаться от власти и даже попросить у народа прощения.
Когда диктатура сильна, но сопротивление ей существует, диктаторы могут решить, что надо привести его к капитуляции под предлогом «примирения». Призыв к переговорам привлекает, но в зале, за столом, демократов ждут серьезные опасности.
Если же оппозиция очень сильна, и диктатура находится под угрозой, диктаторы могут предложить переговоры, чтобы сохранить за собой как можно больше власти или денег. И в первом, и во втором случае демократы не должны помогать диктаторам.
А вот ловушек, намеренно расставляемых диктаторами, остерегаться надо. Призывая к переговорам, затрагивающим политические свободы, диктаторы нередко хотят, чтобы демократы мирно сдали свои позиции. В таких конфликтах переговоры возможны только в конце решительной борьбы, когда власть диктаторов свергнута и они думают о том, как пробраться в международный аэропорт.
Сила и справедливость на переговорах
Если это суждение представляется слишком жестким, надо бы умерить романтический образ переговоров. Поймем, как их проводят на самом деле.
«Переговоры» не значат, что две стороны сели за стол и на равных обсуждают, а там — и разрешают противоречия, которые привели к конфликту. Нужно помнить очень важный факт: обсуждаемое соглашение определяется не тем, на чьей стороне справедливость, а тем, какая сторона сильнее.
Тут надо учитывать несколько трудных вопросов. Что может сделать позднее каждая из сторон, если другая сторона не пойдет на соглашение? Что может сделать каждая из сторон, если другая сторона нарушит слово и станет добиваться своего вопреки соглашению?
Разрешая проблему, переговаривающиеся стороны не состязаются в справедливости. Хотя о ней могут немало говорить, реальные результаты возникают из оценки абсолютной и относительной силы сторон. Чтó могут сделать демократы, чтобы не сомневаться в том, что их минимальные требования будут приняты? Чтó могут сделать диктаторы, чтобы сохранить власть и обессилить демократов? Другими словами, если соглашение будет достигнуто, то, в основном, благодаря тому, что каждая из сторон сравнивает свои возможности с возможностями другой и определяет, к чему может привести открытая борьба.
Надо уделить внимание и уступкам, на которые готова пойти каждая из сторон. В успешных переговорах неизбежен компромисс. Каждая сторона получает только часть того, чего добивается, а от другой части — отказывается.
Что могут уступить диктаторам продемократические силы при экстремальной диктатуре? С какими целями диктаторов могут они согласиться? Должны ли демократы оставить диктаторам (будь то политическая партия или военная клика) конституционно закрепленную роль в будущем правительстве? Не должны? Где же тогда демократия?
Даже предположив, что переговоры проходят успешно, стоит задаться вопросом: какой же мир наступит? Станет жизнь лучше или хуже, чем могла бы стать, если бы демократы начали или продолжали борьбу.
Уступчивые диктаторы
У диктаторов бывают разные мотивы и цели, на которых основывается их владычество, — власть, положение, богатство, перестройка общества и т.п. Нельзя забывать, что ни одной из этих целей они не достигнут, если лишатся своего положения. Значит, в случае переговоров они будут пытаться сохранить его за собой.
Какие бы обещания ни давали диктаторы, ни в коем случае нельзя забывать, что они пообещают что угодно, лишь бы обеспечить подчинение своих демократических оппонентов, а потом грубо нарушат соглашения.
Если демократы согласятся прекратить сопротивление в ответ на приостановку репрессий, их может ждать разочарование. Так бывает очень редко. Устранив противодействие внутренней и международной оппозиции, диктаторы только рады ужесточить режим. Спад народного сопротивления часто устраняет сдерживающую силу, ограничивавшую жестокость диктатуры, и тираны тогда могут делать все, что им угодно. «Тиран
обладает властью ровно настолько, насколько нам не хватает силы противиться ей», — писал Кришналал Шридхарани*. Если ставкой оказались самые главные ценности, изменить что1то может только сопротивление. Чтобы лишить диктаторов власти, оно почти всегда должно продолжаться.
Успех в большинстве случаев определяется не переговорами, а разумным использованием самых подходящих и мощных средств сопротивления. На наш взгляд, самое мощное средство, доступное для тех, кто сражается за свободу — политическое неповиновение, или ненасильственная борьба, о котором мы будем говорить подробнее.
Какой именно мир?
Если диктаторы и демократы ведут переговоры о мире, надо чрезвычайно четко представлять себе предмет обсуждения, поскольку здесь могут крыться опасности. Не все, кто говорит слово «мир», хотят мира, предполагающего свободу и справедливость. Подчинение грубому насилию и пассивная уступка
диктаторам, которые безжалостно обращались с сотнями тысяч людей, — совсем не мир. Гитлер неоднократно призывал к миру, под которым он понимал подчинение его воле. Мир для диктатора часто означает покой тюрьмы или могилы.
Существуют и другие опасности. Участники переговоров, руководствующиеся благими намерениями, иногда путают цели переговоров и переговорный процесс. Кроме того, демократы или иностранные эксперты по переговорам могут одним махом обеспечить диктаторам на местном и международном уровне ту легитимность, в которой им прежде отказывали из-за незаконного захвата власти, нарушений прав человека и попросту жестокости. Без законного статуса, в котором они отчаянно нуждаются, диктаторы не могут
править бесконечно. Сторонники мира не должны предоставлять им такого статуса.
Основания для надежды
Как мы уже говорили, лидеры оппозиции могут чувствовать, что вынуждены вступить в переговоры, поскольку борьба за демократию безнадежна. Однако это можно изменить. Диктатура не вечна. Люди, живущие под ее гнетом, не должны терять последние силы и позволять диктаторам бесконечно оставаться у власти. Аристотель давно сказал: «…олигархия и тирания — наиболее кратковременные виды государственного строя… Большая часть всех тираний была совсем кратковременной»*. Современные диктатуры тоже уязвимы. Их слабости можно усугубить, расшатывая власть диктаторов. (Слабости эти мы подробнее рассмотрим в главе 4.)
Современная история выявляет уязвимость диктатур и показывает, что они могут пасть сравнительно быстро. Для свержения коммунистической диктатуры в Польше понадобилось десять лет, с 1980 по 1990 год, а в Восточной Германии и Чехословакии в 1989 году это произошло за считанные недели. В Сальвадоре и Гватемале (1944) понадобилось примерно две недели борьбы, чтобы покончить с прочно укоренившимися военными диктаторами. Мощный военизированный режим иранского шаха был подорван за несколько
месяцев. Филиппинский диктатор Маркос в 1986 году был свергнут за несколько недель, а правительство США быстро отказало ему в поддержке, когда мощь оппозиции стала очевидной. Путч в Советском Союзе (август 1991 года) был остановлен за несколько дней при помощи политического неповиновения. После него многие из народов, долгие годы находившихся под властью СССР, вернули себе независимость в течение нескольких дней, недель или месяцев.
Принято считать, что силовые действия срабатывают быстро, а ненасильственные требуют долгого времени. Это не так. Нужно немало времени, чтобы изменить глубинную ситуацию в обществе, но ненасильственная борьба против диктатуры иногда протекает сравнительно быстро.
Переговоры не единственная альтернатива войне на уничтожение с одной стороны и капитуляции — с другой.
Приведенные здесь примеры, а также примеры из главы 1, показывают, что есть еще одна возможность для тех, кто добивается и мира, и свободы, — политическое неповиновение.
* Shridharani К. War Without Violence: A Study of Gandhi’s Method and Its Accomplishment. New York; London: Garland Publishing, 1972. P. 260 (впервые: New York: Harcourt Brace, 1939).
* Aristotle. The Politics. Harmondsworth; Baltimore: Penguin Books, 1976 [1962]. P. 231, 232 [Политика, 1315b; пер. С.А. Жебелева].
Джин Шарп
От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения

Редактор Наталия Трауберг
Корректор Любовь Кравченко
Верстка Тамара Донскова
Производство Семен Дымант

Новое издательство 103009, Москва. Брюсов переулок, дом 8/10, строение 2 Телефон 229 6493
e1mail info@novizdat.ru

Подписано в печать 2.04.2005. Формат 84×108 1/32 Гарнитуры Charter Объем 4,41 условных печатных листа
Бумага офсетная Печать офсетная
Тираж 1500 экземпляров Заказ №

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Момент» Химки, улица Библиотечная, 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>