«

»

Янв 01

Джин Шарп: От диктатуры к демократии. Глава I

Шарп Д. От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения.Демократы не могут противостоять диктатуре и защищать политическую свободу, если они не способны действенно применять собственную силу. Как это сделать? Отвечающая на этот вопрос книга сотрудника Института Альберта Эйнштейна Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» сыграла большую роль в свержении авторитарных режимов Сербии, Грузии, Украины и других стран и на сегодняшний день стала классическим руководством по тактике и стратегии ненасильственного политического сопротивления. Она актуальна всюду, где власть ведет наступление на свободы и права человека и подминает под себя демократические институты.

Предисловие
Много лет меня очень волновал вопрос о том, как предотвратить или уничтожить диктатуру. Это отчасти основывалось на вере в то, что людей нельзя подавлять и уничтожать, что и делают такие режимы. Веру подкрепляли книги и статьи о важности человеческой свободы, о природе диктатуры (от Аристотеля до толкований тоталитаризма), об истории диктатур (в особенности нацистской и сталинской). Я знаком со многими людьми, которые жили при нацистах и даже прошли через концентрационные лагеря.
В Норвегии я встречался с теми, кто боролся против фашистского режима и выжил, и узнавал о тех, кто погиб в такой борьбе. Я беседовал с евреями, избежавшими смерти, и с людьми, помогавшими их спасти.
О коммунистическом правлении в разных странах я знаю скорее из книг. Такие режимы показались мне особенно жуткими, поскольку диктатуру устанавливали во имя освобождения.
Теперь, в последние десятилетия, я лучше ощутил особенности современных диктатур в Панаме, Польше, Чили, Тибете и Бирме благодаря свидетельствам бежавших оттуда людей. От тибетцев, боровшихся с китайской коммунистической агрессией, от россиян, победивших путч в августе 1991 года, от тайцев, которые без насилия помешали вернуться к военному правлению, я получил много новых и тяжких сведений о коварной природе диктатур.
Жестокость вызывала боль и гнев, спокойное мужество меня восхищало. К тому же я бывал там, где опасность еще не исчезла и сопротивление продолжалось. Я был в Панаме при Норьеге; в Вильнюсе при советских репрессиях; на площади Тяньаньмэнь — и во время демонстрации, и когда появились бронетранспортеры в ту страшную ночь; и в джунглях Мейнерплау «освобожденной Бирмы», где располагался
штаб демократической оппозиции. Бывал я и там, где погибли люди — у телебашни и на кладбище в Вильнюсе, в рижском парке, в Ферраре (северная Италия), где фашисты построили и расстреляли участников
сопротивления, видел и могилы в Мейнерплау (Бирма). Больно думать, что любая диктатура оставляет за собой столько смертей и разрушений.
Тревога и опыт породили твердую надежду, что предотвратить наступление тирании можно. Можно бороться
с ней, не истребляя друг друга, можно ее победить и помешать тому, чтобы она вновь возникла из пепла.
Я попытался продумать самые действенные способы такой борьбы, допускающие как можно меньше страданий и жертв. При этом я пользовался тем, что дало многолетнее изучение диктатур, сопротивления и революций, исследова ние политической мысли, систем правления и особенно вполне реальной ненасильственной борьбы.
Так и появилась эта книга. Конечно, она далека от совершенства, но все1таки поможет думать об освободительном движении и, возможно, поспособствует ему.
И по необходимости, и намеренно я уделяю главное внимание общим соображениям о том, как разрушить прежнюю диктатуру и не допустить новой. Я не берусь за подробный анализ и не даю рецептов для какой1то определенной страны, однако надеюсь, что это исследование поможет жителям многих стран, которым пришлось столкнуться с диктаторским режимом. Они уж сами решат, применимо оно к их положению и в какой степени его основные рекомендации могут быть пригодны в освободительной борьбе.
Наконец, я благодарю тех, кто помогал мне в этой работе. Брюс Дженкинс, мой помощник, сделал очень много,
уточняя и форму и содержание проблем. Кроме того, он постоянно советовал мне энергичнее и яснее представлять сложные идеи (в особенности те, что касаются стратегии),
помогал менять структуру материала и редактировал текст.
Благодарен я за редактуру и Стивену Коуди, а дoктору Кристоферу Крюглеру и Роберту Хелви — за важные замечания и советы. Д1р Хейзел Макферсон и д1р Патриция Паркмен предоставили сведения о борьбе в Африке и Латинской Америке. Хотя настоящая работа во многом выиграла от такой щедрой помощи, ответственность за анализ и выводы я беру на себя.
Я нигде не утверждаю, что борьба с диктатурой легка и безобидна. Любые формы борьбы предполагают осложнения и потери. Естественно, что противостояние диктаторам потребует жертв. Однако я надеюсь, что наш анализ поможет лидерам сопротивления выработать стратегию, способную
повысить его мощь и сократить потери.
Кроме того, не надо думать, что при свержении конкретной диктатуры исчезнут все остальные проблемы. Падение режима не приводит к утопии, оно открывает путь для упорного труда. Чтобы социальные, экономические и политические отношения стали справедливее, а другие виды не справедливости постепенно исчезли, нужна долгая работа.
Я надеюсь, что краткий анализ тех путей, которые приводят к развалу диктатуры, окажется полезным там, где народ угнетают и он стремится к свободе.
Джин Шарп
6 октября 1993 года
Глава I.  Реалистичное представление о диктатуре

За последние десятилетия под напором организованного сопротивления пали или зашатались многие диктаторские режимы — и возникшие внутри страны, и навязанные кем-то извне. Часто казалось, что их не сдвинуть, так глубоко они укоренились, но на самом деле они не смогли противостоять согласованному неповиновению людей — политическому, экономическому и социальному.
Благодаря главным образом ненасильственному неповиновению, с 1980 года пали диктаторские режимы в Эстонии, в Латвии и Литве, в Польше, в Восточной Германии, в Чехословакии и Словении, в Мали, в Боливии, на Филиппинах и на Мадагаскаре. Ненасильственное сопротивление приблизило демократизацию в Непале, Замбии, Южной Корее, Чили, Аргентине, Гаити, Бразилии, Уругвае, Малави, Тайланде, Болгарии, Венгрии, Заире, Нигерии и в разных частях бывшего Советского Союза, сыграв важную роль в победе над
путчем в августе 1991 года.
Кроме того, за последние годы массовое политическое неповиновение * появилось в Чили, Бирме и Тибете. Хотя такая борьба не положила конец правящей диктатуре и оккупации, она показала мировому сообществу жестокость этих режимов и дала населению ценный опыт, связанный с этой формой борьбы.
Падение диктатуры в перечисленных странах, конечно, не решило всех остальных проблем — жестокие режимы оставляют в наследство нищету, преступность, неэффективную бюрократию и разрушение окружающей среды. Однако жертвам гнета стало полегче, а главное, открылся путь к перестройке общества на основе более широкой политической демократии, личных свобод и социальной справедливости.

Постоянная проблема
За последние десятилетия в мире появилась тенденция к расширению демократии и свободы. Организация Freedom House каждый год составляет международный обзор того, как обстоит дело с политическими правами и гражданскими свободами; и по ее данным число стран мира, внесенных в список «свободных», за последние двадцать лет значительно возросло*:
Свободные      Частично свободные         Несвободные
1983                     55                          76                                64
1993                     75                          73                                38
2003                     89                          55                                48
Однако эту положительную тенденцию уравновешивает то, что многие народы все еще живут при тирании. К середине 2002 года 35% из 6,2 миллиарда жителей Земли жили в странах и на территориях, которые названы «несвободными»**, то есть там, где политические права и гражданские свободы чрезвычайно ограничены. В 48 странах и на 8 территориях, внесенных в этот раздел, управляют военные диктатуры (Бирма и Судан), традиционные репрессивные монархии (Саудовская Аравия и Бутан), доминирующие политические
партии (Китай, Северная Корея), иностранные оккупанты (Тибет и Восточный Тимор). Некоторые из них находятся в переходном периоде.
Во многих странах происходят экономические, политические и социальные изменения. Хотя за последние десять лет число свободных стран увеличилось, остается большая опасность — не исключено, что такие быстрые и глубокие изменения приведут не к свободе, а к новым формам диктатуры. Военные группировки, честолюбивые лидеры, приверженные догмам партии постоянно пытаются навязать свою волю. Государственные перевороты происходят и сейчас, и вполне возможны в будущем. Основные права человека
и политические права попрежнему недоступны для многих и многих народов.
К сожалению, прошлое остается с нами. Проблема диктатуры глубока. Десятки и даже сотни лет народы разных стран жили под внутренним и внешним гнетом. От них требовали беспрекословного подчинения чиновникам и правителям. В крайних случаях государство или правящая партия
преднамеренно ослабляли, подчиняли или заменяли социальные, политические, экономические и даже религиозные институты общества, независимые от государства, создавая те, которые нетрудно использовать в своих интересах.
Людей разобщали, а скопище разрозненных лиц уже не может добиваться свободы, доверять друг другу и даже действовать по собственной воле.
Результаты нетрудно предсказать: народ становится слабым, теряет уверенность в себе и способность к сопротивлению. Люди слишком запуганы, чтобы говорить о ненависти к диктатуре и стремлении к свободе даже среди близких.
Мало того, они боятся подумать о публичном сопротивлении и уж точно не видят в нем пользы. Они бесцельно страдают и без надежды смотрят в будущее.
Может оказаться, что современные диктатуры намного хуже прежних. Раньше некоторые люди хотя бы пытались сопротивляться. Недолгие массовые протесты — скажем, демонстрации — поднимали на какое1то время моральный дух общества. Отдельные лица и небольшие группы совершали почти бессмысленные поступки, утверждая какой-нибудь принцип или просто неповиновение. Однако при всем своем благородстве такие действия не могли преодолеть страх и привычку к подчинению, а значит — и разрушить диктатуру. Как ни печально, вместо победы или хотя бы надежды они лишь увеличивали страдания.

Свобода через насилие?
Что же делать в таких обстоятельствах? Наиболее очевидные возможности представляются бесполезными — диктаторам нет дела до конституционных и законодательных барьеров, судебных решений и общественного мнения. Поэтому вполне понятно, что, сталкиваясь с жестокостью, пытками и убийствами, люди часто приходят к выводу: положить конец диктатуре может только насилие. Иногда разъяренные жертвы
объединялись, чтобы бороться с диктатурой всеми средствами насилия или войны, хотя у них не было никаких шансов. Не страшась страданий и не жалея жизни, они храбро сражались и порой добивались немалого, но редко завоевывали свободу. Яростное восстание жестоко подавляют, и люди становятся еще беспомощнее.
Каковы бы ни были достоинства насильственных методов, ясно одно: те, кто на них полагается, выбирают вид
борьбы, при котором угнетатели почти всегда имеют преимущество. Диктаторы прекрасно подготовлены к применению насилия. Как долго бы не действовали поборники свободы, в конце концов побеждает жестокая реальность.
У диктаторов, как правило, намного больше оружия, транспорта и войск. Несмотря на смелость свободолюбцев, им почти всегда нечего этому противопоставить.
Если вооруженное восстание нереально, некоторые склоняются к партизанской войне. Однако она редко приносит пользу угнетенному населению и никогда (или почти никогда) не обеспечивает демократии. Партизанская война не бесспорна, в особенности потому, что в ней гибнет очень много народа. Несмотря на соответствующую теорию, на стратегические анализы, а иногда — и на международную поддержку, она не обеспечивает победы. Партизанская борьба сплошь и рядом длится очень долго, а правящий режим депортирует тем временем гражданское население. Словом, борьба эта приносит огромные страдания и разрушает общество.
Мало того — даже в случае победы партизанская борьба часто приводит к долгим и тяжелым последствиям. Режим, против которого боролись, становился все более жестоким. Если его в конце концов свергли, новый режим часто оказывается ничуть не лучше. Войск стало больше, влияние их усилилось, а независимые группы и институты, важные для построения и поддержания демократического общества, заметно ослабели. Противники диктатуры должны найтидругой путь.

Перевороты, выборы,спасители из-за рубежа?
Может показаться, что военный переворот — сравнительно легкий и быстрый способ устранить уж очень мерзкий режим. Однако у такого способа есть серьезные недостатки.
Прежде всего, он не меняет несправедливого распределения власти между населением и элитой, управляющей правительством и вооруженными силами. Устранив одних лиц и одни клики с правящих позиций, мы, скорее всего, просто дадим возможность другой группе занять их место. Такая группа
может оказаться более терпимой и открытой для (возможно — ограниченных) демократических реформ. Однако с тем же успехом может случиться и совсем иное.
Укрепив свое положение, новая клика, на которую возлагали такие надежды, может оказаться более беспощадной и честолюбивой, чем прежняя и соответственно может делать, что ей вздумается, не заботясь о демократии и правах человека. Так проблемы диктатуры не решишь.
Для значительных политических изменений при диктатуре непригодны и выборы. Некоторые диктаторские режимы (например, в странах находившегося под господством СССР Восточного блока) формально проводили выборы, чтобы создать ложное впечатление. Однако на самом деле это был строго контролируемый плебисцит, обеспечивающий одобрение кандидатов, уже отобранных властями. Под давлением
диктатор иногда может согласиться на новые выборы, но, манипулируя ими, он просто усадит в правительственные кабинеты гражданских марионеток. Если кандидаты от оппозиции получат возможность участвовать в выборах и одержат победу, как случилось в Бирме (1990) и в Нигерии (1993), на их результаты можно не обращать внимания, а «победителей» можно запугать, посадить или даже казнить. Диктаторы не
разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона.
Те, кто страдает от диктатуры или хоть как-то затаился, чтобы избежать немедленной расправы, обычно не верят, что можно освободиться самостоятельно. Они считают, что народ спасет только кто-то другой, то есть делают ставку на внешние силы. По их мнению, лишь международная помощь окажется достаточно мощной, чтобы свергнуть диктатора.
Действительно, угнетенные не способны эффективно действовать, но верно это лишь для определенного периода времени. Как мы уже отмечали, угнетенный народ часто не хочет, а временно — и не может бороться, поскольку не верит, что способен противостоять безжалостной диктатуре и не знает путей к спасению. Поэтому многие и возлагают надежду на других. Такой внешней силой может быть «общественное мнение», Организация Объединенных Наций, определенная страна или международные экономические
и политические санкции.
Подобный сценарий покажется удобным, но надежда на спасителя извне создает серьезные проблемы. Она может оказаться совершенно напрасной. Обычно спаситель не является, а если другое государство и осуществит вмешательство, ему далеко не следует доверять.
Уместно подчеркнуть несколько неприятных явлений, связанных со ставкой на иностранное вмешательство:
> иностранные государства нередко терпят диктатуру и даже помогают ей, чтобы обеспечить свои экономические или политические интересы;
> иностранные государства могут предать угнетенный народ и не сдержать своих обязательств (то есть
не помочь ему), ради какой1то другой цели;
> некоторые государства согласны бороться против диктатуры лишь для того, чтобы добиться экономического, политического или военного контроля над чужой страной;
> иностранные государства могут активно вмешаться и действительно помочь только тогда, когда внутреннее сопротивление уже пошатнуло диктатуру и привлекло внимание международной общественности к ее жестокой природе.
Как правило, диктатура существует благодаря распределению власти в стране. Население и общество слишком слабы, чтобы серьезно ей помешать, богатство и власть сосредоточены в руках очень немногих людей. Хотя своими действиями другие страны могут ослабить диктатуру, существование
ее в основном зависит от внутренних факторов.
Однако давление международного сообщества может оказаться полезным, когда оно поддерживает мощное сопротивление внутри страны. В таком случае, например, международный бойкот, эмбарго, разрыв дипломатических отношений, исключение из международных организаций, осуждение со стороны ООН и т.п. окажет большую помощь.
И все же, если нет мощного внутреннего сопротивления, такие действия едва ли будут предприняты.

Лицом к лицу с жестокой правдой
Вывод сделать нелегко. Чтобы свергнуть диктатуру с минимальными жертвами, нужно выполнить четыре первоочередные задачи:
> укрепить в угнетенном населении решимость, уверенность в себе и способность к сопротивлению;
> укрепить независимые социальные группы и институты угнетенного народа;
> создать мощное внутреннее сопротивление;
> подготовить разумный стратегический план и умело претворить его в жизнь.
Борясь за освобождение, надо полагаться на самих себя и на внутреннее укрепление сопротивляющихся. Во время кампании 1879–1880 годов за ограниченное самоопределение Ирландии Чарлз Стюарт Парнелл говорил:
Незачем полагаться на правительство… Вы должны полагаться на собственную решимость… Помогайте самим себе… укрепляйте тех, кто слаб… сплотитесь вместе, организуйтесь… и вы победите…
Когда вашими усилиями проблема созреет, тогда и только тогда ее можно будет разрешить*.

Перед лицом самостоятельной силы, при наличии разумной стратегии, дисциплинированных и смелых действий, реальной мощи диктатура в конце концов рухнет. Однако для этого необходимо выполнить как минимум четыре указанных требования.
Как видно из сказанного, освобождение от диктатуры в конечном счете зависит от собственных усилий народа.
Примеры успешного политического неповиновения, то есть ненасильственной борьбы за политические цели, приведенные выше, показывают, что такая возможность существует, но этот путь до сих пор не разработан. Мы рассмотрим его подробнее в следующих главах, а сначала поговорим о таком средстве расшатывания диктатуры, как переговоры.

 

* В данном контексте термин введен Робертом Хелви и означает ненасильственную борьбу (протест, отказ от сотрудничества), решительно и активно применяемую в политических целях. Появился он потому, что приравнивание ненасильственной борьбы к пацифизму и моральному или религиозному «непротивлению» вносило немалую путаницу. Слово «неповиновение» означает намеренный вызов власти, отказ от повиновения. «Политическое неповиновение» определяет ту область, в которой оно применяется (политику), а также его цель (политическую власть). Термин используется, чтобы обозначить действия, помогающие перехватить у диктатуры контроль над государственными институтами,постоянно нападая на ее источники силы и намеренно используя в этих целях стратегическое планирование. В настоящей работе термины «политическое неповиновение», «ненасильственное сопротивление» и «ненасильственная борьба» значат
одно и то же, хотя последние два термина относятся к борьбе с более широкими целями (социальными, экономическими, психологическими и т.д.).
* Freedom in the World 2003: The Annual Survey of Political Rights and Civil Liberties / Freedom House. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2003. P. 9. Определения категорий «свободная», «частично свободная» и «несвободная» см.: Ibid. P. 692–696.
** Ibid. P. 8.

* O’Hegarty P.S. A History of Ireland Under the Union, 1880–1922. London: Methuen, 1952. P. 490–491.

 

Джин Шарп
От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения

Редактор Наталия Трауберг
Корректор Любовь Кравченко
Верстка Тамара Донскова
Производство Семен Дымант

Новое издательство 103009, Москва. Брюсов переулок, дом 8/10, строение 2 Телефон 229 6493
e1mail info@novizdat.ru

Подписано в печать 2.04.2005. Формат 84×108 1/32 Гарнитуры Charter Объем 4,41 условных печатных листа
Бумага офсетная Печать офсетная
Тираж 1500 экземпляров Заказ №

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Момент» Химки, улица Библиотечная, 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>