«

»

Дек 22

О личности и творчестве Василия Абаева

Выдающийся ученый-иранист и исследователь осетинского языка и истории, языков индоевропейской группы, кавказских и тюркских языков, сравнительный анализ провел осетинского и армянского языков, писал о поэме Шота Руставели „Витязь в тигровой шкуре”, о нартовском эпохе и осетинском  фольклоре. В области исследования иранских изоглосс и этно-лингвистическим связям осетинского этноса он поднялся на такую вершину научного исследования проблемы, как никто до него не поднимался. Он прожил долгую и счастливую жизнь – он занимался любимым делом, прожил более 100 лет (1900-2001) и при жизни достиг успеха – доктор филологических наук вырос до академика АН СССР, а позже – России, действительного члена королевского Азиатского общества Англии (1966), члена Финно-угорского общества в Хельсинки (1973), заслуженный деятель науки Грузии и России, Северной Осетии. Родился Васо Абаев в самом сердце Кавказа – в горном селении Коби по трассе Военно-Грузинской дороги на высоте 1500м над уровнем моря на небольшом плоскогорье Труссо, где рождается великая река Терек, давшая сюжеты для произведений многих писателей и поэтов. Он получил начальное трехклассное образование в сельской школе Коби и продолжил образование в Тифлисской 6-ой гимназии с 1910 по 1918г. С 1918 по 1921г. в бурные годы гражданской и вторжений иноземных войск Васо Абаев проработал в сельской школе родного села Коби учителем. Уже в 1922г. он отправился в Ленинград и поступил в университет по иранскому языковому разряду, на факультет общественных наук. В 1925г. он окончил университет и был оставлен на факультет общественных наук. В 1925г. он окончил университет и был оставлен на факультете аспирантом Н. Марра. В 1928г. аспирантура была успешно завершена и он был направлен на работе в Тифлис в историко-археологический институт, а с 1930г. снова работал в Ленинграде профессором кафедры общего языкознания. В 1935г. ему без защиты диссертации была присвоена научная степень кандидата филологических наук по совокупности опубликованных работ. В том же году Василий Абаев был назначен заведующим иранским кабинетом Института языка в Ленинграде. Василий Абаев ежегодно ездил на родину в Северную Осетию, бывал в Южной (грузинской части) Осетии и много исходил, пешком горных селений и небольших сторожек и везде собирал и записывал десятки вариантов нартовского эпоса и легенд осетин об их происхождении и древнейшей прародине. В годы войны Василий Абаев работал во Владикавказе заведующим кафедрой педагогического института. В 1945г. он снова в Ленинграде и работает в Институте языка. В 1952 Институт перевели в Москву и он переехал вместе с другими сотрудниками. В 1962г. снова без защиты диссертации ему была присуждена степень доктора филологических наук, в 1969 – он стал член-корреспондентом АН СССР. В 1966г. был приглашен в Париж, где три года читал лекции по сравнительному языкознанию в ColledgedeFrance при Сорбонне. И тогда же его приняли в ряды Азиатского Королевского общества, что явилось признанием больших заслуг Вас. Абаева в исследовании индоевропейских, иранских, осетинского и других языков. Он блестяще использовал метод сравнительного языкознания, археологический материал, исторические известия летописей. В 1949г. он опубликовал фундаментальное исследование „Осетинский язык и фольклор”, а в 1958-1960гг. – пятитомник „Историко-этимологический словарь осетинского языка”. Всего он опубликовал более 270 работ по различным вопросам языкознания и истории. Большой общественный резонанс имела его другая основательная работа „Скифоевропейские изоглоссы” (1965). В 1978г. он опубликовал сравнительное исследование „Армено-Оссетика”, затем через два года „Основы иранского языкознания”, „Зороастр и скифы”, „Миф и история в Гатах Зороастра”. Его первая солидная работа изданная в Москве в 1949 по просьбе руководства Северной Осетии уже тогда же объявила осетин потомками скифов и аланских племен, живших в древности от Дона до Кавказа. При этом Вас. Абаев не отказывал и кабардинцам, и черкесам и адыгам в принадлежности частично к аланскому этносу. По теории Абаева после того золотого века при монологах наступила эпоха катастрофы – народ оказался загнан в труднодоступные ущелья Кавказского хребта и над ним нависла угроза полного вымирания и исчезновения. Он собрал десятки тысяч скифских, сарматских, аланских слов и выражений и сравнил их изоглоссы с осетинским языком. Несомненно, он проделал грандиозную научную работу, которая была под силу целому коллективу ученых за многие годы работы. Абаев утверждал, что лингвистические, археологические и рукописные данные доказывают, что осетины пришли на Кавказ с севера, из донских степей. Его титанический труд по созданию историко-этимологического словаря осетинского языка убедительно продемонстрировал всему научному миру глубокую связь скифского языка с иранским (персидским) и осетинским языком. Прочитав заново Аммиана Марцеллина он аргументированно утверждал, что аланы были не фантомом, а реальным народом с территорией проживания от Черного до Каспийского моря вдоль всего Кавказского хребта. Он высказал мысль о том, что осетины появились в XIV-XVIвв. как продукт смешения аланских племен с местным кавказским субстратом из горных племен. Хотя по грузинским источникам „осы” или „овсы” известны уже с X-XIвв. на северном Кавказе, но он считал, что это было обозначение нескольких ближайших к Грузии аланских племен, а полностью наименование „аланы” исчезает из источников и заменяется на „осетины” только после монгольского нашествия в XV-XVIвв. Абаев доказывал, что сам строй иранского (персидского) языка очень существенно изменился у предков современных осетин под влиянием местных горских кавказских языков картвельской группы. По его выводом следовало, что при переселении предков алан уже со скифских времен в состав этих племен влилось значительное количество местных аборигенов этой горной территории. Василий Абаев был уверен, что доиранское местное кавказское население Осетии смешалось с пришельцами – носителями персидского языка и тем самым было положено начало осетинскому этносу. Рассматривая дигорский диалект осетинского языка он убедительно показывал скифские влияния и кавказские элементы. Он был уверен, что на территории алан довольно долго сохранялся билингвизм всех местных племен и шло взаимопроникновение (диффузия) различных языков, пока не сложился в течении столетий современный осетинский язык. При этом он настаивал на том, что субстратные кавказские элементы лучше всего видны в разных диалектах осетинского языка из горных ущелий Кавказа. Свои лингвистические изыскания он подтверждал фактами материальной культуры, фольклором, верованиями осетин и одеждой, танцами, обычаями. В своих теориях он опирался и на данные археологии о „Кобанской культуре”, которая доказывает культурно-языковое единство алан в эпоху бронзового века с мегрелами, сванами и абхазами. В то время, когда ингуши и чеченцы были депортированы и любая тема связанная с ними была табуирована, он осмелился говорить о происхождении этих народов и их языковых вливаниях в осетинский язык. Более того, в самый разгар борьбы в СССР с „безродными космополитами” (фактически евреями) он осмелился говорить о влиянии иудаизма (скорее всего от хазар) на осетинские верования. Более того, он проявил немалую научную смелость, когда затронул тему влияния на алан готов, во время проживания их в Крыму, хотя тема эта уж точно не приветствовалась в СССР особенно после кровопролитной Отечественной войны. Все это безусловно характеризует Василия Абаева как порядочного человека и научная беспристрастность была продемонстрирована им в полной мере. Его работы по теории языкознания и сравнительной лингвистике с годами не только не утратили своей актуальности, но и стали сегодня настольными изданиями многих востоковедов. Его исследования скифских и финно-угорских изоглосс являются сегодня основой при изучении индоевропейских языков. Основательный четырехтомник „Историко-этимологического словаря осетинского языка” вновь был переиздан в 2004-2006гг. Именно в этой работе он произвел реконструкцию древнеиранского (персидского), среднеиранских (фарси-дари) и новоиранских языков (современный персидский, языки нахско-дагестанские, татский, талышский, гилянский, белуджский и др). Он показал в своих исследованиях генетическое родство индоевропейских и иранских языков. В своих исследованиях он сравнивал осетинский язык с 190 языками других народов мира. В целом следует отметить, что вся жизнь и научная деятельность академика Василия Абаева являются примером научной этики и объективности. Он проделал за свою долгую жизнь, равную столетию, такую большую исследовательскую аналитическую работу, что по признанию многих европейских специалистов ее с лихвой хватило бы для полнокровной работы целого коллектива ученых на несколько десятилетий. Жизнь и творчество Василия Абаева являются примером бескорыстного служения науке и истине.

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=kTIQ1-A-_Tg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>