«

»

Дек 16

Шахнаме Часть IV

Любимыми героями Фирдоуси являются правители Бехрам V Гур и Кисра, то есть Хосров I Ануширван — идеалы царской мудрости и справедливости. Интересными романтическими подробностями богато восстание Бехрама и кровавое воцарение Кавада II Шируе.
Завоевание Ирана арабами сведено к одной битве при Кадисии (ок. 637г.). Таким образом, если исключить некоторые побочные походы (например, царя Кавуса в Мазандаран), весь эпос „Шахнаме“ вращается около вечной, непримиримой борьбы Ирана с Тураном, прообразующей собой исконную борьбу между Ормуздом и Ариманом, добром и злом.
Ормузд и его небесные силы покровительствуют Ирану, Ариман и дивы — Турану. Повествование об этой борьбе прерывается прочувствованными лирическими вставками и длинными романтическими эпизодами, как история любви Заля и Рудабы, Бижена и Мениже, Бехрама Гура и т.д.
Поэма Фирдоуси дала сильнейший толчок персидской литературе: она породила бесконечный ряд других эпических произведений, имела влияние на эпос не только героический, но и романтический, к примеру, Низами, Джами и сотни других подражателей; своими лирическими местами явилась предвестницей дервишской суфийской поэзии и навеки осталась у персов идеальным, недосягаемым поэтическим образцом…
До настоящего времени все персы смотрят на „Шахнаме“ как на свое величайшее национальное произведение; нередко совсем неграмотный персиянин знает на память немало мест из „Шахнаме“ (при этом все ее сообщения принимаются не за мифологию, а за историческую истину даже людьми образованными).
Всеволод Миллер в своих „Экскурсах в область русского эпоса“ старался доказать, что иранские предания устным путем, через Кавказ и половцев, имели самое сильное влияние на русские былины и что Илья Муромец — это тот же Рустам.
В тифлисских „Сборниках материалов для изучения племен и местностей Кавказа“ постоянно издаются разные кавказские отголоски «Шахнаме».
Современные комментаторы так датируют события, описанные в Шахнаме. «Как историческую твердыню можно выделить только часть поэмы, касающуюся династии Сасанидов. Сасаниды — последняя из четырех династий владык Ирана, о которых идет
речь в „Шахнаме“. Гибелью последнего представителя этой династии, Йездегерда III и заканчивается поэма».
Таджикский историк Бабоджан Гафуров пишет: «Много можно сказать об этой великой поэме. Я, помню, еще ребенком наблюдал, как простые крестьяне с любовью слушали чтение „Шахнаме“ в моем родном кишлаке в Таджикистане. Чтение „Шахнаме“ проводилось в чайхане, в чайном доме, и всюду, где собирались люди и где находился чтец… ».
Как выясняется, самые ранние рукописи Шахнаме датируются лишь XIII–XIV вв. В XVI в. уже полные рукописи „Шахнаме“, в основном, восходившие к Байсонкоровской редакции, стали прочным литературным фактом, но наряду с этим, вплоть до XIX в., в Иране, Индии и Средней Азии создавались и имели хождение разнообразные по объему и содержанию антологии-пересказы, полупрозаические — полустихотворные поэмы Фирдоуси и просто прозаические варианты.
Европейцам „Шахнаме“ стала известна путем публикации фрагментов поэмы, прежде всего, английскими ориенталистами в XVIII — начале XIX вв. Любопытно отметить, что в первой публикации британского филолога и востоковеда Уильяма Джонса в 1774 г. еще не было осознано авторство Фирдоуси. А в начале XIX в. уже определилось значение „Шахнаме“ и глубокий интерес к поэме в Европе. Исторический анализ «Шахнаме» и сопоставление её с Авестой произвёл немецкий востоковед Фридрих фон Шпигель; при этом оказалось, что часто даже второстепенные мифические лица и подробности «Шахнаме» совпадают не только с Авестой, но и с индийской Ригведой.
Сжатый, но всесторонний анализ «Шахнаме» со стороны исторической, художественной, филологической и палеографической с указанием того, что было сделано раньше, дал другой немецкий ориенталист Теодор Нёльдеке в «Persische Studien» и, окончательнее, в «Das Iranische Nationalepos».
Кроме занимательности, художественности и национальности содержания, всех пленяет и язык Фирдоуси, почти чуждый арабизмов, которые заполонили впоследствии персидскую речь.
А сам Фирдоуси гордо писал: «Я возвел своей поэзией высокий замок, которому не повредит ветер и дождь. Годы протекут над этой книгой, и всякий умный будет её читать… я не умру, я буду жить…».
Ксения Шереметьева

Источник:https://www.youtube.com/watch?v=smybUqPiBxk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>