«

»

Дек 15

Откуда же вы взялись, талыши?!

Дорогие мои братья и сестры!

Моя тетя, недавно побывавшая на отдыхе в Анталии,  раcсказала мне на днях интересную историю, случившуюся  с ней у моря.

— На пляже, — говорит она,- как-то слышу свое имя. Оборачиваюсь – Севда, моя одноклассница по школе N 4 Ленкорани,  чуть располневшая,  но сохранившая свой былой задор и вечную радость, которая  всегда сияла на ее круглом, красивом лице. Она меня обняла так крепко, что я с трудом дышала. Она была из Товуза,  семьей переехали в Ленкорань, и она пришла к нам в 7-ой класс. Мы с ней дружили, не то чтобы очень близко, но довольно тепло относились друг к другу. Интересы у Севды были далеки от учебы. Любвеобильная  Севи — так мы ее называли — интересовалась больше мальчиками, одеждой и красивой жизнью.

Сразу же после окончания школы  она выскочила замуж за КГБшника, но, как я слышала, после она успела еще два раза сменить мужей. Оказывается,  второй муж тоже был КГБшником, начальником первого…

Как бы то ни было,- продолжила моя тетя,- Севи не отпустила меня, потащила  к мужу, третьему, который  на вид был  намного   моложе нее — отуреченный болгарин, бизнесмен.

Игривая Севи, озорным взглядом посмотрела на меня, подмигнула  и сказала на ушко: «Хорошенький, правда? Я его подхватила в Болгарии».Я засмеялась и сказала: «Надеюсь это — последний, дурочка». Севи вдруг  стала серьезной и сказала решительно: «Поверь, это последний. Ты знаешь, как он меня любит, и я впервые почувствовала себя женщиной. Захочу чего-то — тут же  приносит. А что это была за жизнь с этими КГБшниками -что с первым, что  со вторым. Вспомнив о своих мужьях, Севи вдруг пристально посмотрела в мои глаза и сказала: «Послушай, ты ведь талышка». Я ответила: «Да конечно!» «А что с вами случилось, откуда вы взялись?

Я помню, когда мы учились в школе, — потянула Севи своим  переливающимся голосом, — мы вообще не знали, что у нас есть талыши. Я знала, что ты —  талышка. Талышами были и наши соседи, но никогда это не проявлялось. Я думала, вы такие же турки, как и мы!» «А почему спрашиваешь, -поинтересовалась   моя тетя,  — что, это тебя задевает, что ли?» «Да, нет, — сказала Севи, — просто за год до моего развода с последним мужем, этот бедняга настрадался от вас. С утра до вечера  наши разговоры были только о талышах. И вообще, — продолжила она, — в прошлом месяце я была в Ленкорани  и увидела как город бурлит! Оказывается,  это — столица Талышистана, а я и не знала! Ты вообще можешь объяснить мне, что такое Талышистан? Что это – страна в стране?»…

Тетя моя говорила обо всем этом между прочим, повествуя о своей подруге, ее жизни и прочем. Но мне, сладкие мои, запали в душу слова подруги моей тети «Откуда вы взялись, талыши?». Так откуда же действительно взялся такой всплеск нашего национального самовыражения? Я ведь помню, в детстве, хотя дома мы и говорили по-талышски, да и соседи-талыши все говорили на родном языке, но существовал такой негласный консенсус – на людях все мы говорим на турки в Ланконе и считаем себя азербайджанцами. Это было в порядке вещей. Эту тему никто не поднимал. Но я помню, когда отец мой был вынужден говорить об азербайджанстве, он был очень напряжен, и напряжение это отражалось на его лице. Я это видела, чувствовала.

Меня поразил один случай. Однажды, возвращаясь домой на каникулы из  Питера, я ехала из бакинского аэропорта на Каравансарай, чтобы взять такси до Ленкорани. Стою, жду. Вдруг остановилась машина, и меня по имени окликнул мужчина – друг отца. С ним – еще двое друзей отца. Все – хозяйственники-руководители целых отраслей. Предложили подвезти меня до дома. По дороге они коротко расспросили меня об учебе, после чего просто-напросто забыли о моем существовании. Всю дорогу они говорили о талышах, о Талышистане (тогда называя его Талыш) и на чем свет стоит поносили турков. Признаюсь, это был мой первый опыт соприкосновения с национальным вопросом, с талышской национальной идеей. Я рассказала отцу об услышанном  по дороге разговоре, он ласково обнял меня, погладил по голове  и сказал: «Ты пока учись… А этими вопросами потом займешься. Я тебе объясню».

Этот случай всплыл в моей памяти только сейчас, после рассказа тети. И все эти дни я все время возвращалась к нему. Вопрос-то не праздный: действительно, как же так случилось, что народ, десятилетиями находившийся в летаргическом сне, полностью отчужденный от своей культуры, своего языка, вдруг очнулся в одночасье и во весь голос заявил о себе! Как же это возможно, все думала я. Я изучала историю национально-освободительных движений. И этнологию мы проходили. Но такого случая я не припоминаю. Консолидация народа порой длится десятилетия,  а то и столетия…

С этими мыслями я позвонила нашему аксакалу, поделилась с ним. Позавчера он зашел ко мне, сел по своему обыкновению в кресло в моем кабинете, закурил и начал рассказывать.

«Видишь ли, Лейла-додо, твоя мысль о том, что наш народ пребывал в летаргическом сне – в корне неверна! Это был кажущийся сон. Наш народ всегда бодрствовал. Но у талышей – огромное терпение. Вот о китайцах говорят, что они терпеливы, что могут ждать у берега реки, пока течение не пронесет мимо труп врага…. Но, поверь мне, голубушка, талыши – более терпеливы, чем китайцы. То, что тебе казалось молчанием, было внутренним кипением. Ты ведь сама говорила о напряжении на лице твоего отца. Ты случайно стала свидетельницей одного разговора трех мужчин о проблемах талышей, но такие разговоры велись повсеместно! Помнишь известную песню Занги ярым  Рашида Бейбутова?» — спросил аксакал.

«Конечно помню, маму!» — ответила я.

«Так вот знай, красавица, это – талышская песня. А знаешь, почему ее стал петь Рашид Бейбутов?». «Откуда мне знать?» — говорю.

«Некий старик из глухой талышской деревни написал письмо Бейбутову, в котором спросил, почему тот не поет прекрасную талышскую песню Занги ярым. После того, как писмо дошло до Рашида, записал ее и включил в свой репертуар. Правда, тогда писали «Талышская народная песня». Спустя некоторое время слово «талышская» отпало, а под «народной» стали понимать, конечно же, азербайджанскую песню!

Теперь, Лейла-додо, подумай сама. Старик пишет письмо популярному певцу, народному артисту,  заявляя при этом о своей национальной принадлежности, говоря о богатстве талышской культуры и предлагая артисту спеть талышскую песню. Если бы Рашид передал это письмо в КГБ, знаешь, что бы случилось со стариком? И это один случай… А были сотни писем в ЦК о состоянии талышей, о волеизъявлении народа по поводу того или иного вопроса, касающегося культуры талышей, о состоянии языка и необходимости печатать книги на талышском, о насильственной ассимиляции… Вот, подруга твоей тети говорит, что Ленкорань сегодня гудит. Да она всегда гудела, а сейчас уж кипит во всю. Это кипение могли заметить только профессионалы типа Гейдара Алиева. Когда он пришел к власти, то в течение 2-3 первых лет полностью уничтожил элиту талышского народа. Всех лидеров, всех тех, которые занимали позиции во властных структурах, в правоохранительных органах и даже в культуре, он не только смещал с мест, но и физически уничтожал.Ибо он понимал, что происходит, чувствовал это кипение. Смотришь, начальник милиции района, уважаемый человек вдруг становится жертвой ДТП. Его племянник, молодой подающий надежды судяпо странному стечению обстоятельств спустя год также попадает в ДТП, причем на том же месте. Весь цвет нации был уничтожен…

А знаешь, Лейла-додо, сколько потребовалось усилий, как работали активисты Национального движения – по маленьким капелькам возрождая наш дух, сохраняя нашу культуру и идентичность. По ночам – месяцами, годами – путешествовали по селам, принимали участие во всех мероприятиях, убеждали: говорите тосты на талышском, пишите надгробные эпитафии на талышском, пойте талышские песни на свадьбах…

Ты, наверное, плохо помнишь начало 90-х. Тогда приехала в Талышистан группа западных ученых для  записи материалов по языку и культуре талышей, а также для установления приблизительной численности талышей на юге Азербайджанской Республики, то есть в Талышистане. Как ты знаешь, данные по талышам во всех переписях искажались — вплоть до того, что  в одной из переписей было указано абсурдное число — менее 100 талышей!

Так вот, в 90-х в республике была неразбериха, и никто не обратил внимания на роботу научной экспедиции. Сейчас бы их туда точно не пустили!»

Тут я вспомнила, что я и сама читала отчеты этой группы в двух томах. Число талышей только на территории четырех районах Талышистана они оценили в около 500 тыс. чел. Но в приватной беседе нам сказали, что там их более миллиона человек, не говоря уже о том, сколько талышей проживают на территории других населенных пунктов страны.

«Ты не представляешь, Лейла-додо, как воодушевил их приезд талышей. Часть ученых еще и по-талышски говорила. Как их принимали повсюду! А ведь тогда я и сам не знал масштабов нашего национального подъема, даже в тогдашнем латентном состоянии. А что уж говорить о нынешнем!» — заключил аксакал.

Я тут вспомнила рассказ моего  профессора в Питере, которому довелось в начале 80-х в составе комсомольской делегации посетить Баку  по приглашению Комитета комсомола Бакинского университета.  Я вам об этом как-то рассказывала. Но кое-что сейчас напомню. В последний день перед отлетом для делегации был организован вечер в ресторане «Азербайджан».  Один из членов университетского комитета комсомола не веселился, а грустно сидел в стороне. И когда мой учитель спросил его, почему он грустит и не танцует, парень ответил: «Ненавижу этих турков. Не хочется танцевать в их компании». «А разве ты не азербайджанец?» — спросил мой профессор. «Нет, я – талыш,» — ответил молодой человек. Значит, и тогда любой талыш уже носил в себе идею талышства.

«Да, сладкая моя, — завершил свою речь наш аксакал, — талышское возрождение –уникальное явление в мировой истории, ты права. Почти нет примеров, когда процесс ассимиляции народа в силу определенных причин, прежде всего – подъема национального духа – вдруг останавливается и начинается обратный процесс – бурного всплеска национального самосознания».  Этот процесс уже невозможно остановить. Он вывел нас на столбовую дорогу независимости, к обретению нашего собственного государства. Так что, — улыбнулся аксакал поднимаясь, — Лейла-додо, твоя тетя должна была ответить своей подруге: «Мы, милая, ни откуда не свалились. Мы всегда были и будем!». Бог создал нас не для того, чтобы мы сгинули в болоте азерского беспредела, а для того, чтобы пронести в будущее наш генофонод и  нашу древнюю культуру!»

Да здравствует талышский народ!

Да здравствует Республика Талышистан!

Да здравствует Национальное Телевидение Талышистана!

Лейла Додо

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=Whd0W_KTMAU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>