«

»

Дек 14

Шахнаме Часть III

В национальном эпосе Фирдоуси изображает вооруженные столкновения как величайшие бедствия для населения, страдавшего не только от вражеского нашествия, но и от воинов своей страны, которые обирали во время походов мирных жителей, вытаптывали их посевы. Поэт глубоко переживает участь крестьян, он скорбит об их доле, и его отношение к этому отразилось в «Шах-наме» в форме приказов, которые издают правители перед походами.

Так, например, шах Кей-Хосров наставляет военачальника Туса:

Ты никого не обижай в пути, Законы царства должен ты блюсти. Тех, кто не служит в войске, – земледельцев, Ремесленников мирных и умельцев,– Да не коснется пагубная длань: Вступай ты только с воинами в брань.

Об этом же свидетельствует и другой пример: во время похода в Малую Азию шах Хосров Ануширван велел казнить воина, посмевшего отобрать у земледельца мешок соломы. И поэт-гуманист видит в подобном поступке правителя факт величайшей справедливости.

Таков Фирдоуси – великий человеколюбец, сумевший, оставаясь сыном своей суровой эпохи, создать строки, полные благородного негодования, искреннего сострадания, неподдельной доброты и понимания человеческих нужд, забот надежд и стремлений.

Герои и персонажи «Шах-наме» стали впоследствии знаменем революционной борьбы и освободительных войн. Ведь недаром гилянские революционеры Ирана в 1921 году изображали на своих знаменах кузнеца Каву, и не случайно поэт Таджикистана лауреат Ленинской премии Мирзо Турсун-заде на антифашистском митинге народов Средней Азии читал стихи из «Шах-наме».

«Шах-наме» или, как называют ее в народе, «Книга о Рустаме» и сейчас, исключительно популярна среди широчайших народных масс. В Иране, в Таджикистане и в Афганистане Фирдоуси остается величайшим поэтом. Почти в каждом населенном пункте в Иране можно найти людей, которые зовутся «Шах-намехон» (то есть чтец «Шах-наме).

Эпос «Шахнаме» исключительно интересен — oн читается буквально на одном дыхании.

Итак: «„Книга царей“ (всех царей 50) начинается от первого царя и первого человека, которому имя Кеюмерс; он воплощает в себе период детства всего человечества. Царь Джемшид, изобретатель роскоши, возгордился и велел поклоняться себе, как Богу. В наказание Бог послал на Иран тирана Зохака с двумя змеями на плечах, выросшими после поцелуя Аримана. Зохак отнял у Джемшида трон и царствовал тысячу лет, пока кузнец Каве не поднял восстания в пользу Джемшидова правнука Феридуна (это восстание народа против деспота — один из драматичнейших моментов „Книги царей“).

При царе Менучихре происходят юношеские богатырские приключения Заля, любовь которого к красавице Рудабе составляет один из великолепнейших эпизодов „Шахнаме“. Сын Заля — славнейший персидский богатырь Ростам. Преемник Манучихра Новдер попал в плен к туранскому царю Эфрасиябу и погиб. Война длится при пяти иранских царях, всего более трехсот лет…

Главные подвиги Ростама и его трагический бой со своим сыном Сохрабом приходятся на царствование Кей-Кавуса. Сын Кей-Кавуса Сиявуш, поссорившись с нерассудительным отцом, убежал к Эфрасиябу и женился на его дочери, но был убит; месть за него надолго делается главным двигателем усилившейся войны между Ираном и Тураном. Полная превратностей и разнообразных богатырских приключений война кончается в пользу Ирана; Кей-Хосров (сын Сиявуша) настигает скрывшегося Эфрасияба, от которого некогда сам с трудом убежал, и казнит его. Борьба с Тураном прерывается.

Разыгрывается художественный романтический эпизод между Биженом и Мениже — эпизод, который, по словам Фирдоуси, заимствован им из особой книги, а не из прозаической „Шахнаме“. О Ростаме и прежних героях упоминается мало; при новом царе Лохраспе главным героем является его сын Гуштасп… В царствование Гоштаспа появляется пророк Зардошт (Заратустра); Иран принимает проповеданную им религию… но туранский царь Эрджасп, внук и преемник Эфрасияба, отвергает ее, вследствие чего Иран опять возобновляет притихшую борьбу с нечестивым Тураном. Главный борец за религию Зороастра — сын Гуштаспа Исфандияр. Исфандияр после ряда изумительных подвигов заканчивает войну. Отец обещал ему престол, но все уклоняется и наконец посылает его на бой с Ростамом. Тот с помощью волшебной силы убивает его, но вскоре и сам гибнет. Богатырская эпопея, собственно, здесь и заканчивается. Два следующих царя — сын и внук Гуштаспа — лица все еще малоисторические, но второй из них, Бехман, был отождествлен с Артаксерксом . Потому и Фирдоуси ставит его в генеалогическую связь с подлинным историческим лицом — последним ахеменидом Дарием.

Ксения Шереметьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>